Выездная сессия Московского окружного военного суда продолжает в Петербурге слушания по делу о теракте
Фото: Metagazeta.ru / Анатолий Трофимов

Потерпевшие в теракте усомнились в справедливости суда

Потерпевшие в теракте в петербургской подземке неожиданно призвали суд вынести справедливое решение. С доказательствами виновности подсудимых у обвинения проблемы, констатируют адвокаты, такое впечатление, что следователи взяли УК и вписали в обвинение.

20 апреля 2019 в 14:09 | Автор: | Категории: Общество

Выездная сессия Московского окружного военного суда продолжает в Петербурге слушания по делу о теракте
Фото: Metagazeta.ru / Анатолий Трофимов

Выездная сессия Московского окружного военного суда продолжает в Петербурге слушания по делу о теракте в петербургском метро. Террорист-смертник Акбаржон Джалилов 3 апреля 2017 года взорвал себя в вагоне поезда во время движения со станции «Сенная площадь» на станцию «Технологический институт». Кроме смертника погибли 15 человек, 103 человек получили ранения и психологические травмы. Потерпевшими по делу признаны 118 человек.

Из всех, кого следствие признало потерпевшими, в суд пришли далеко не все. Лишь семь человек, из не явившихся, официально направили заявления, чтобы дело рассматривалось без их участия. Остальные не пришли без объяснения причин. А несколько человек уже не живут по тем адресам, которые указаны в деле. Государственный обвинитель Надежда Тихонова просто зачитывает показания, данные ими на предварительном следствии.

Двое потерпевших, которые все-таки пришли в суд для дачи показаний, обратились к суду с неожиданным призывом. «Несмотря на то, что многих не стало, да и меня самого могло не стать, я очень вас прошу принять справедливое решение, чтобы невиновные люди не сидели», –– заявил 30-летний агент по недвижимости Заур Велиев, стоявший всего в метре от Джалилова и просто чудом оставшийся в живых.

«Я призываю суд быть беспристрастным и вынести справедливое решение», –– вторит ему мужчина, потерявший во время взрыва дочь.

После заседаний потерпевшие признались, что не верят, что те, кто сидит на скамье подсудимых, действительно террористы, а не случайные люди.

«Взяли кодекс и просто переписали…»

По мере того, как адвокаты подробно знакомятся с материалами дела, проясняется роль каждого подсудимого. С доказательствами виновности подсудимых, по словам адвокатов, у обвинения явные проблемы. «Мой подзащитный (22-летний Дилмурод Муидинов) никогда не встречался с Джалиловым, не был с ним знаком, –– говорит адвокат Оксана Разносчикова. –– Он снимал койко-место в квартире на Товарищеском проспекте. Ему не повезло оказаться там именно тогда, когда сотрудники ФСБ туда ввалились. Они просто схватили тех, кто там был. Хотя проживало там намного больше людей, чем было арестовано, но тех, кто тогда был на работе не только не искали, их даже не установили. Во всяком случае, так в деле написано».

Согласно материалам дела, в квартире (а точнее, в прихожей) были обнаружены частички веществ, сходных с теми, что использовались для изготовления бомбы. Из чего следствие и сделало вывод, что именно там взрывное устройство и изготавливали. По словам Разносчиковой, ее подзащитный нашел эту квартиру в группе земляков в соцсетях. Заехал он туда в конце марта и даже если там и изготавливали бомбу, как это считает следствие, то участвовать в этом он не мог. Потому что согласно материалам дела, на изготовление бомбы ушло минимум 10 дней.

Квартиросъемщиком жилплощади был Ибрагибжон Эрматов. Он и организовал в квартире что-то типа киргизского хостела. Куда можно прийти поспать и помыться, всего за 3-4 тысячи рублей в месяц. Собственно гастарбайтерам больше и не надо, они работают по 12-16 часов в день.

«У Муидинова брали волосы, ногти, частички кожи на анализы и экспертиза показала, что он полностью чист, –– говорит адвокат. –– И тогда ему вменяют не изготовление бомбы, а участие в террористической группировке и приискание места взрыва. Но как он мог приискивать место, если в последние несколько дней перед арестом он даже в метро не спускался? Ему гораздо удобнее было добираться до работы на трамвае. У меня сложилось такое впечатление, что следователи по этому делу взяли Уголовный Кодекс с комментариями, посмотрели квалифицирующие признаки 205-ой статьи со всеми приложениями (всего в УК РФ семь подпунктов стати 205 «Террористический акт». –– МГ), да и вписали в обвинение, особенно не задумываясь…»

Просто не повезло

Не повезло оказаться в квартире в момент налета туда сотрудников ФСБ еще четверым подсудимым: Махамадюсуфу Мирзаалимову, Азамжону Махмудову, Сейфуле Хакимову и Бахраму Эргашеву.

Как уже упоминалось, Ибрагибжон Эрматов был главным квартиросъемщиком квартиры на Товарищеском проспекте. Он единственный, кто признался, что был знаком с Джалиловым. Но свою причастность к террористической деятельности наотрез отрицает.

Как и его брат Махамадюсуп, которого арестовали самым последним (12 мая 2017 года), изучив распечатку звонков его брата и других подсудимых.

Как уже писала МГ, 47-летняя Шохиста Каримова подозревается в том, что обеспечивала связь между петербургской ячейкой и московскими организаторами теракта братьями Азимовыми. Так же во время задержания у нее обнаружили гранату Ф-1 и детали детонатора, которые, по словам Каримовой, ей подбросили сотрудники ФСБ.

Содика Ортикова тоже задержали на основании изучения звонков Джалилова и других подсудимых. В частности, следствие установило номер телефона, на который звонил Джалилов непосредственно перед взрывом. С этого номера чуть позже звонили Ортикову.

По мнению следствия, это является доказательствами связи между Джалиловым и Ортиковым и участия последнего в террористической деятельности. Кроме того, во время задержания, как сообщало ФСБ, у него нашли 100 грамм тротила.

«Делал, что приказывали»

Единственный, кто частично признал свою вину –– Арбор Азимов. По версии следствия, именно он получал деньги от заказчика теракта Сирожиддина Мухтарова, объявленного в розыск и находившегося в момент совершения теракта предположительно в Сирии. Сразу после задержания Азимова 16 апреля 2017 года, ФСБ сообщало, что он полностью признал вину. Однако в деле данного признания не имеется. В суде он заявил, что «просто делал то, что приказывали». Однако кто и что приказывал, Азимов не уточнил.

Его брат Акрам, по версии следствия, участвовал в подготовке террориста-смертника Джалилова. Правда не уточняется, как именно он мог готовить террориста, когда тот находился в Петербурге, а Азимов в Подмосковье.

Кроме того, 16 апреля нынешнего года Басманный суд Москвы заочно арестовал (объявил в международный розыск) еще одного подозреваемого в причастности к теракту в метро –– Исломбека Тургунова. Его подозревают в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 205.4 УК РФ («Организация террористического сообщества и участие в нем»).

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...