Александр Лукашенко (слева) встречается с Владимиром Путиным в московском Кремле, 29 декабря 2018 года
Фото: http://www.kremlin.ru

Москва дала Минску передышку

Россия понизила давление на Белоруссию, устами Сергея Лаврова объявив, что вовсе не настаивает на создании Союзного государства. Скорее всего, это лишь пауза, во время которой Александру Лукашенко предлагается подумать о будущем — своем и страны.

17 января 2019 в 13:01 | Категория: Власть

Александр Лукашенко (слева) встречается с Владимиром Путиным в московском Кремле, 29 декабря 2018 года
Фото: http://www.kremlin.ru

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров попытался разрядить обстановку вокруг российско-белорусских отношений: «Ни общей конституции, ни общего парламента, ни общего суда пока, наверное, создать не представляется возможным, и мы на этом совсем не настаиваем», — заявил он на пресс-конференции. И добавил, что его вообще «удивляет шумиха, которая вокруг этой темы раздута».

На протяжении последних двух месяцев «шумиха» действительно была, и раздували ее первые лица России и Белоруссии. Все началось с публичного спора Александра Лукашенко и Владимира Путина на саммите ЕАЭС в Петербурге — белорусский президент на повышенных тонах стал настаивать на льготных ценах на газ. Затем дискуссия перекинулась уже на компенсацию Минску отмены экспортных пошлин на российскую нефть — Александр Лукашенко несколько раз встречался по этому поводу с российским коллегой, но ничего не добился.

Сценарий присоединения

Кульминация наступила, когда в декабре премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании совета министров Союзного государства России и Белоруссии в Бресте заявил, что странам следует углубить интеграцию, предусмотренную договором о создании Союзного Государства России и Белоруссии, включая создание единого эмиссионного центра, таможни, суда и так далее. В Белоруссии заявление восприняли чуть ли не как открытое покушение на независимость государства. Сам Лукашенко не успокаивался весь январь, то угрожая Москве «потерей единственного союзника на западном направлении», то предупреждая подчиненных о том, что Белоруссию сейчас «будут пробовать на зуб».

А российские СМИ и Telegram-каналы оперативно организовали информационную кампанию, из которой следовало, что поглощение соседнего государства — дело практически решенное. «Без России Белоруссии просто не будет», — мрачно вещал главный рупор телепропаганды Дмитрий Киселев. В инсайдерских Telegram-каналах анонимы хладнокровно излагали сценарии проекта присоединения под названием «Лён» и его пользу для Владимира Путина.

«Мы не настолько братья»

Очевидно, действовать на нервы старались лично Александру Лукашенко — тот как-то раз неосторожно признался в том, что следит за такими каналами. Это очень напоминало загадочные депеши, которые Остап Бендер отправлял подпольному миллионеру Корейко (помните — «Графиня изменившимся лицом бежит пруду»?) с целью вынудить его отдать миллион «на блюдечке с голубой каемочкой». Летом те же каналы вообще по секрету сообщали об инсульте у Лукашенко.

Как видим, всего за месяц российские власти убедились в том, что никаких единых органов власти создать не представляется возможным и даже удивляются, чего это все так переполошились из-за какой-то ерунды. Если в декабре министр финансов Антон Силуанов жестко говорил, что Россия больше не намерена безвозмездно помогать Белоруссии, и «мы не настолько братья», то сейчас Дмитрий Медведев смягчает: «Мы сохраняем очень большой объем кредитной поддержки наших партнеров… не требуем возврата этих кредитов, мы пролонгируем эти кредиты по просьбе наших партнеров», — сказал он недавно о Белоруссии.

Кампанию, по-видимому, решили свернуть. Впрочем, нельзя с уверенностью сказать, что в наступившем году не последует новой серии.

Сложности стыковки

Частичные присоединения территорий в мире случались и в послевоенную эпоху, но мирное присоединение одного государства к другому целиком должно быть непростой задачей. Вряд ли кто-то знает, как оно может выглядеть на самом деле и на каких условиях — Союзный договор почти не выполнялся не просто так, это рамочное соглашение предусматривало последующие правовые акты, которые так и не были приняты из-за разногласий. Последним таким примером был, пожалуй, аншлюс Австрии Германией в 1938 году, да и для него пришлось расправиться с одним австрийским канцлером и предъявить ультиматум другому. Если не считать попыток силовых аннексий (как Кувейта Ираком в 1990 году), то можно вспомнить разве что передачу Гонконга в состав Китая в 1997-м — но она была неминуемой по договору между Великобританией и КНР и долго готовилась официально.

Белоруссия от России отличается куда меньше, чем Гонконг от Китая, но и такое присоединение может оказаться рискованным. Независимых социологических служб в Белоруссии просто нет с 2016 года, когда был вынужден прекратить исследования базировавшийся в Вильнюсе НИСЭПИ; к этому году относятся последние опросы НИСЭПИ и польских социологов, сообщавшие, что за слияние с Россией выступает 10-13% (подавляющее большинство высказывалось за дружественные отношения, но не более того), более свежих и адекватных данных нет. Неясно, хватит ли и у России ресурса, в том числе международного, чтобы затевать такие проекты — ведь в нагрузку Москва получит и очень немаленький внешний долг.

С другой стороны, точно так же никто не знает, что может ждать Белоруссию после ухода 64-летнего Александра Лукашенко. Страна слишком прочно ассоциируется с его фигурой.

Революционная готовность

Очередные выборы президента намечены в Белоруссии на 2020 год и пока нет причин полагать, что они пройдут по иному сценарию, нежели все предыдущие. В стране нет сильных оппозиционных политиков, к массовым протестам белорусы, судя по всему, не готовы. Самым верным способом сменить власть в таких условиях кажется дворцовый переворот, предпосылок для «цветной революции» не видно. Как показывает практика Украины, Армении, Молдавии, для этого все-таки нужна длительная подготовка. Это не значит, что предпосылки не могут появиться, но более вероятной выглядит на этот раз не прозападная, а пророссийская «цветная революция».

Информационное давление с российской стороны выглядело как попытка на всякий случай превентивно натянуть поводок. Но на Западе, впрочем, отреагировали вяло — не только в американских, но даже в СМИ соседней Польши на благодатную вроде бы тему пишут крайне мало и без энтузиазма. То ли не воспринимают происходящее всерьез, то ли не понимают, чью сторону занимать в споре двух авторитарных правителей.

Наступающая пауза может быть следствием того, что в Кремле убедились в неизменности позиций президента Белоруссии на текущий момент и поняли, что перегибать палку нет нужды.

Белорусская весна

С другой стороны, Кремль могли как раз насторожить шаги, которые Минск начал делать в сторону Запада — так, белорусы разрешили США увеличить штат сотрудников дипмиссии в Белоруссии, что, источники Foreign Policy в американской администрации оценили как «большой шаг» и «начало оттепели» в отношениях, а министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей даже заявил, что страны могут обменяться послами, взаимная высылка которых состоялась еще 10 лет назад.

Потеря около $300 млн компенсаций из российского бюджета в 2019 году велика, но не катастрофична. Белорусские НПЗ ускоренными темпами модернизируются, нефтяники обещают «обеспечить функционирование отрасли при любом повороте событий». До 2024 года, однако, эти потери в совокупности оцениваются уже в $10 млрд. У Александра Лукашенко есть передышка для того, чтобы еще раз подумать. Но уже не о столько о том, как в очередной раз перекредитоваться, а о том, на каких условиях готовиться к транзиту власти.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...