Чиновники считают раздельный сбор мусора злом

Бизнес в России – дело не простое. А если этот бизнес связан с раздельным сбором мусора, то вдвойне. У чиновников предвзятое отношение к этому самому экологичному решению проблемы отходов, ведь проще сжечь. Петербургский предприниматель пытается бороться с этой системой, собирая мусор.

31 июля 2017 в 14:30 | Категория: Экономика

Из экологов – в предприниматели

На встречу гендиректор ООО «Точка сбора» Игорь Бабанин приехал на самокате. Естественный выбор для человека, пришедшего в предпринимательство после пятнадцати лет работы в Greenpeace. Сегодня его маленькая фирма занимается раздельным сбором мусора.

Коммерция для Игоря – это продолжение борьбы за экологию другими средствами. О защите окружающей среды он говорит с воодушевлением:

– Главная проблема – не в мусорных свалках, как многие считают. Экономика производит отходы. На 90% это отходы добычи, например, отвалы пустой породы, на 9% – отходы производства, и только на 1% – потребления. Существует такое понятие: экологический рюкзак. Это отношение веса полезного изделия к весу отходов. Например, чтобы сделать обручальное кольцо, нужно перелопатить 3 тонны вещества. Обычная лампочка накаливания за срок своей службы «потребляет» таз угля. Но если мы возьмем алюминиевую банку из мусора и переработаем, то получим огромную экономию энергии – 95%. В среднем переработка 1 килограмма мусора предотвращает образование нескольких десятков килограммов производственных отходов.

С 1998 года Игорь Бабанин был сотрудником Greenpeace.

– Мы пытались привлечь внимание властей к раздельному сбору мусора, – вспоминает он, – и в какой-то момент даже добились успехов: на контейнерных площадках появились желтые и синие бачки. Но власти «убили» этот проект. Мне стало грустно – трудно все время гнать воду вверх по течению.

Когда в 2012 году была создана «Рус Ресайклинг Компани», Игорю предложили открыть дочернюю фирму, чтобы собирать отходы от населения «экономически выгодным способом». Задача оказалась непростой.

 

Гранты от мироздания

– Мы сами ничего не перерабатываем, мы собираем все, что можем: бумагу, стекло, различные виды пластика, готовим к переработке и продаем материнской фирме, – рассказывает Игорь.

– Сначала мы попытались возродить пункты по приему вторсырья, но это оказалось невыгодно – слишком большие затраты. Бесплатные приемные пункты остались кое-где, например, в «Ашане», но это, скорее, волонтерская инициатива, гибрид коммерческой и некоммерческой структуры. Сознательные граждане сортируют свой мусор и приносят нам. Таких людей все больше, но бизнес они бы не спасли. Мы выжили за счет «грантов от мироздания».

«Точке сбора» помог картонажный комбинат Knauf – они предоставили 40 контейнеров для раздельного сбора и две подержанные «газели».

– Макулатура – это сырье для производства картона, мы стали больше на нее ориентироваться. Самая проблемная фракция отходов – стекло. Оно дешевое и тяжелое, его трудно грузить. Стекло мы берем, что называется, «за идею». Зато мы единственные в городе, кто занимается упаковкой Tetra Pak, – говорит Игорь.

Конкуренция в заготовке вторсырья, по словам Бабанина, дикая. Этим занимаются многие фирмы. Обычно их интересуют крупные «партии товара», например, списанная библиотека или бухгалтерская документация. Сбор отходов от населения менее привлекателен. «Точка сбора» много работает с дворниками.

– С некоторыми из них у нас сложились почти родственные отношения. Они нас знают и никогда не станут сдавать мусор «налево», – говорит собеседник.

В Санкт-Петербурге вывоз одного кубометра отходов стоит в среднем 600 рублей. «Точка сбора» готова делать это за 200 рублей, ведь для них это сырье, идущее в переработку. Казалось бы, раздельный сбор – прямая выгода для жилкомсервисов. Но на практике выходит иначе.

– Допустим, на первых порах сортировать отходы станут процентов 10-15 жильцов, – объясняет Бабанин, – С точки зрения жилкомсервиса, объемы сбора маленькие, а «геморроя» из-за них много. И все же, многие ТСЖ поддерживают раздельный сбор.

 

Консервативные чиновники

Успехи энтузиастов раздельного сбора локальны. Выйти на общегородской уровень им мешает предубежденность чиновников.

– Государство консервативно, – считает предприниматель, – Чиновники делают все, чтобы доказать, что сбор – это зло. Им проще построить мусоросжигательный завод, чем поставить на 6 тысяч площадок 12 тысяч новых контейнеров. К тому же общаться с несколькими полигонами по утилизации – удобнее, чем с множеством фирм-заготовителей и переработчиков.

– Но при хорошей настройке сбор вторсырья может оказаться выгодным, – уверен Бабанин, – в том числе и для государства. В идеале, власти должны не просто требовать и заставлять, а подумать о материальном стимулировании переработки.

Еще в 2014 году были внесены поправки в ФЗ-89 «Об отходах производства и потребления». Производителей обязали перерабатывать от 5 до 15% своих отходов, либо платить специальный экологический сбор. Так называемая «система расширенной ответственности производителя» вступила в действие с 1 апреля этого года. В июне закон был снова дополнен. Теперь домохозяйства имеют право самостоятельно продавать мусор переработчикам. В законодательство впервые введено понятие «раздельное накопление отходов». Ответственные жители получат льготы при оплате услуг ЖКХ, но произойдет это лишь в 2019 году.

Пока ФЗ-89 встречает больше критики, чем одобрения. Так, экологическое движение «Раздельный сбор» назвало его «опасным для здоровья». Дело в том, что в законе предусмотрена как утилизация (переработка), так и «обезвреживание», то есть сжигание отходов.

– Все без исключения чиновники, начиная с министров, а затем и все остальные лоббисты мусоросжигания манипулируют сознанием населения, рассказывая о безопасности и эффективности будущих мусоросжигательных заводов, – заключают эксперты «Раздельного сбора».

Недовольны законом и производители. На круглом столе в Общественной палате, состоявшемся 12 апреля, бизнесмены жаловались на недостаток разъяснений и называли закон «сырым».

Игорь Бабанин тоже считает, что поправки не работают.

– Закон вступил в силу, но производители почему-то в очередь к нам не выстраиваются. Возможно, они не понимают, как отчитываться перед государством, но все равно будут вынуждены заплатить сбор. Может быть, просто еще не задумались о последствиях, а жареный петух клюнет ближе к концу года. Не знаю. Но пока, за исключением «Балтики», мне не известна ни одна крупная компания, которая всерьез озаботилась бы утилизацией, – говорит он.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...