В комментариях к Прямой речи зрители называли его «сказочником»
Фото: МГ

«Куда нас ведет банда патриотов из «Единой России»?»

Прямая линия с президентом в 2019 году рискует стать еще более провальной, чем прошлогодняя. Путин в который раз повторил: менять в стране нечего, ведь жить становится все лучше. А жалобам на низкую зарплату, плохую медицину и экологию не поверил.


В комментариях к Прямой речи зрители называли его «сказочником»
Фото: МГ

Прямая линия 2019 года рискует стать еще более провальной, чем прошлогодняя, которую посмотрели всего 5,8 млн человек — это самый худший рейтинг с 2011 года. В этом году не помогли даже новые фишки кремлевских специалистов. Они не только рассказывали, как прямо в эфире по одному слову Путина устранялись многолетние проблемы, но и еще до начала беседы президента с народом принялись решать вопросы, приходившие на Прямую линию.

И только все испортили.

Например, рабочие белгородского НПЗ пожаловались президенту, что им год не платят зарплату — долг достиг 21 млн рублей. Местная прокуратура быстренько завела на директора НПЗ уголовное дело, его посадили в СИЗО.

«Да не того посадили! Директор не виноват, он нам помогал! Выпустите его!» — взмолились белгородцы в повторном письме на Прямую линию.

Пришлось срочно отыгрывать назад. Вчера, накануне эфира, созвали суд, директора отпустили: простите, мол, не держите зла.

Но то ли ведущей Прямой линии Елене Винник последние новости не донесли, то ли она решила не отказываться от яркого примера — Путину она бодро отчиталась: директор НПЗ арестован.

Неудачными оказались и репортажи с мест — из региональных поликлиник, где, по словам местных жителей, не только не лечат, но даже на прием к врачам не записывают. Пожалуйста, записывайтесь — хоть к лору, хоть к неврологу, сообщили корреспонденту из окошка регистратуры смоленской поликлиники, на удивление пустынной в будний день. «Видите, у нас народа нет», — сказали в псковском онкоцентре, где врачи тоже скучают без пациентов.

Китов, уже год томящихся в Приморье в тесных загонах у купившего их предпринимателя Алексея Решетова, начали отпускать на волю прямо на глазах у Путина. Для этого двух косаток и шесть белух погрузили на машины и повезли к Шантарским островам. Решить проблему президент распорядился еще к 1 марта, но до сегодняшнего дня она не двигалась с места, воскликнула вещавшая из Приморья корреспондент Ольга Армякова. «Любопытное совпадение или, другими словами, чудодейственный эффект Прямой линии», — радостно сообщила она.

Радость испортил руководитель организации «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын, заявивший, что косаток нельзя выпускать по двое, они так не смогут охотиться. В природе косатки живут большими группами — так их и рекомендовали выпускать все специалисты.

Когда россияне принялись сообщать нацлидеру, что им не на что жить: учителям, врачам и пожарным приходится работать на две-три ставки, чтоб получить 15-16 тысяч рублей, — президент им не поверил: «Мы подняли минимальную зарплату до прожиточного минимума, а он больше 11 тысяч рублей. Может, они на полставки работают?»

Но больше всего настроение президенту портили sms-комментарии граждан: их Путин видел прямо на экране и на некоторые отвечал. Чем дальше, тем более раздраженно. Например, только нацлидер рассказал, что «ушла» инфляция, которая весной «к сожалению, подросла», — как на экране появился вопрос: «Понимаете ли вы, что с экономистами из 90-х прорыва не будет?»

Президент попытался было отшутиться: мол, из 90-х остался только Алексей Кудрин, «да и тот перековался». Но вопрос его задел, и он подробно рассказал, что сейчас, в отличие от 1990-х, жить стало хорошо: долгов по зарплате нет, пенсия не такая мизерная, как тогда, и платят ее вовремя, золотовалютные резервы растут. Ну да, государство сильно вмешивается в экономику. Но ведь это потому, что кризис, потом оно из экономики уйдет. Вот в Индии и Китае тоже так. «А в западных экономиках?» — спросил Путин. И сам ответил: а там только на словах государство не вмешивается в экономику, на деле же — рулит вовсю.

Только от экономики отбился — новый удар. «Прямая линия — это шоу спецслужб», — написал кто-то из зрителей в sms. «Спецслужбы не имеют к подготовке Прямой линии никакого отношения», — начал уже закипать президент.

«Куда нас ведет эта банда патриотов из «Единой России»?» — высветился на экране sms-вопрос. Тут президент разозлился не на шутку: «Не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-х годах, но хочу отметить, что за это время у нас полностью развалилась социальная сфера, промышленность, оборонка, мы практически развалили Вооруженные Силы, довели страну до гражданской войны, до кровопролития на Кавказе».

Зрители тут же напомнили Путину, что сам же он в 1990-е и встал у руля — сначала в Петербурге, а потом и в Кремле. Но он этих высказываний не увидел — их ему на экран не выводили, зато они переполняли чаты, которые сопровождали трансляцию Прямой линии в «Яндексе» и других негосударственных каналах. Там люди требовали, чтобы президент сию же минуту ушел на пенсию вместе со всей властной верхушкой, призывали его покаяться за развал экономики, обвиняли в раздаче государственных ресурсов и денег приближенным бизнесменам. Некоторые сайты даже отключили закипевшие от гнева россиян чаты, пустив вместо них ленты новостей с отчетами о решенных Путиным проблемах.

Когда эфир перевалил за половину (Прямая линия-2019 длилась 4 часа 10 минут), вопросы из народа почти перестали просачиваться в эфир, за исключением безобидных — вроде как глава РФ борется с ленью.

Чем дальше, тем больше Прямая линия напоминала послание президента Федсобранию. Его монолог лишь изредка прерывался выгодными для него вопросами, ответы на которые мы и так знаем. Что 228-ю статью УК менять не будем («дело Голунова»), хотя по ней осудили «26% сидельцев от всего количества тюремного населения». Что «бесконечно содержать людей под стражей» по экономическим преступлениям не стоит, но ведь в Америке вообще по 150 лет тюрьмы людям дают — и ничего, демократия. Что тарифы на мусор растут, но ведь по-другому и быть не может: страна десятилетиями не занималась этой «непривлекательной темой», а теперь «я буду за этим поглядывать». Что Арашуковы и Захарченко — это, конечно, «безобразие», но мы с этим боремся, именно поэтому такие истории на слуху. Вот если бы еще помогли «наши зарубежные партнеры». Но они, наоборот, принимают сбежавших от российского правосудия коррупционеров, которые «отсиживаются за бугром». С Украиной мы мириться не будем, потому что мы с ней и не ссорились, а «то, что нас обвиняют, что мы Донбасс, Крым оккупируем — полная чушь, ложь».

От такой унылой повестки даже преданный президенту контингент может потерять интерес к действу. Пока не известно, сколько человек посмотрели Прямую линию-2019. Учитывая моду на изменение всяческих методик подсчета, официальный результат может оказаться таким же ударным, как решение вопросов в эфире. Но очевидно: сказочным картинкам, которые рисует себе и населению президент, публика верит все меньше. Жизнь-то есть и за экраном телевизора.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram


Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...