Фото: arte.tv

Суд посвятили в «интимные отношения»

Подписи в документах по делу «Седьмой студии» подделаны, а главбух этой театральной организации — любовница человека, который мог быть заинтересован в подделке. Слушания дела «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова — это штука покруче «Фауста» Гете.


Фото: arte.tv

В приобщенных к делу «Седьмой студии» ведомостях на получение денег стоит не его подпись, уверяет режиссер, руководитель этой организации, худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников. Он заявил об этом в суде 13 ноября, на четвертый день слушания дела по существу. Речь идет о деньгах, которые Минкульт в 2011-2014 годах выделил на проект по продвижению современного искусства «Платформа», который развивала «Седьмая студия» (см. справку). Деньги эти, 133 млн рублей, Серебренников и сотрудники «Седьмой студии» якобы похитили, в чем их теперь и обвиняют. «Платформа» ставила спектакли, привлекая для этого внештатных актеров, музыкантов, композиторов и танцоров. Но как выяснилось, не все деньги дошли до исполнителей.

Весь ход допроса обвиняемых судом транслировала «Медиазона».

«Подпись не моя»

Вслед за худруком бывший гендиректор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский тоже отказался признавать свой автограф — на сей раз на акте приемки-сдачи услуг продюсеру Валерию Синельникову.

«Подпись не моя. Я никогда не подписывал этот документ. Я его видел прежде, когда знакомился с материалами, и уже тогда обратил внимание на подделку подписи», — заявил Малобродский.

И пояснил: документ датирован 1 сентября 2011 года, в этот день он начал работать в проекте «Платформа». Но с Синельниковым Малобродский познакомился только в середине октября 2011-го, так что никаких актов вместе с ним подписывать не мог.

«Обнаружив эти несуразицы, мой адвокат подавала ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы. Нам в проведении было отказано, поскольку этот договор не является значимым для цели расследования. Тем не менее, несмотря на то, что был такой ответ получен, мы видим, что договор вшит в материалы дела», — недоумевает Алексей Малобродский.

Он рассказал еще о нескольких нестыковках в материалах дела, на которые следствие, по его словам, отказывалось обращать внимание. Например, о том, что Малобродский занимался делами «Платформы» после своего ухода из «Седьмой студии», которую он покинул в августе 2012 года.

«Это очередной подлог следствия, чтобы доказать, что я был связан с «Седьмой студией» после 2012 года», — утверждает Малобродский.

И тут становится понятно, кому и зачем требовалось это доказать. Главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева перевела Синельникову 1,6 млн рублей и «приобрела ему автомобиль», услышали от Малобродского заинтересовавшиеся деталями бухучета судьи. «У меня нет никакого объяснения такой щедрости», — признался Малобродский.

Впрочем, у Масляевой с Синельниковым были «чуть ли не интимные» отношения, заметил он. А это многое объясняет.

— А вам не кажется, что она перевела деньги для обогащения вместе с Синельниковым? — оживилась адвокат Ксения Карпинская.

— Кажется… кажется, — вздыхает Малобродский.

Он предлагал уволить Масляеву, но руководство его не поддержало, сокрушается бывший гендиректор.

К слушанию захватывающих деталей этого дела суд вернется 16 ноября.

Как в кино

Дело «Седьмой студии» началось 23 мая 2017 года, когда домой к режиссеру Кириллу Серебрянникову пришли с обысками следователи. Обыскали и квартиру Софьи Апфельбаум — бывшей главы департамента государственной поддержки искусства Минкульта РФ (позже, 27 октября, ее арестовали). Сотрудники Следственного комитета России (СКР) рассчитывали найти доказательства причастности Серебренникова и Апфельбаум к хищению денег, выделенных на проект «Платформа».

Видимо, эти доказательства они нашли, причем не только в отношении обыскиваемых — в дело в качестве фигурантов СКР включил бывшего гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина и главного бухгалтера Нину Масляеву (обоих задержали 24 мая 2017-го). А также Алексея Малобродского (задержан 21 июня того же года).

Самого Серебрянникова увезли 22 августа 2017 года прямо со съемок фильма «Лето» в Петербурге — картину о лидере группы «Кино» Викторе Цое доснимали уже без режиссера, она вышла на экраны осенью 2018-го. Больше на свободу режиссер не вышел (он находится под домашним арестом).

Продюсера «Седьмой студии» Екатерину Воронову следователи задержать не успели: до начала следствия Воронова уехала в Латвию, и 28 сентября суд арестовал ее заочно.

Из всех фигурантов признала вину и согласилась сотрудничать со следствием только бухгалтер Масляева — она сообщила, что за время работы в «Седьмой студии» вывела на счета фирм-однодневок не менее 100  млн рублей. После дачи показаний Басманный суд перевел Масляеву под домашний арест. Дело выведено в отельное судопроизводство.

Также признательные показания по делу дали предприниматель Василий Синельников и директор ООО «Кино и театр» Екатерина Иванова. Они сообщили о переводе денег через подставные фирмы и наличие «черной кассы».

  • «Седьмая студия» — театральная компания, основанная Кириллом Серебрянниковым в июле 2011 года для реализации проекта «Платформа». Серебренников намеревался создавать по 10 экспериментальных спектаклей в год, организовывать гастроли театров современного танца, мастер-классы по современному искусству и т.д.
  • В декабре 2011 года Владимир Путин, будучи тогда премьер-министром, пописал постановление о предоставлении «Седьмой студии» на проект «Платформа» ежегодной субсидии 70 млн рублей.
Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг