Фото: artepanorama.ru

Провальный экспорт

Экспортный аппетит РФ вырос на 25%: за 6 лет страна намерена довести несырьевой экспорт до $250 млрд, хотя прежде хотела выйти на $200 млрд за 7 лет. Из бюджета на поддержку экспорта выделят 1 трлн рублей. Деньги потратят впустую, уверены эксперты.

19 ноября 2018 в 14:38 | Автор: | Категории: Бизнес

Фото: artepanorama.ru

Всего год назад Минэкономразвития РФ (МЭР) разработало Приоритетный план правительства для поддержки экспорта, по которому к 2025 году объем несырьевого российского экспорта должен был достигнуть $200 млрд (около 11,66 трлн рублей по среднему курсу доллара за 2017 год). Для этого пришлось бы наращивать экспорт продовольствия, машин, текстиля, древесины, металлов и других товаров минимум по 9% в год.

Однако не успели чиновники взяться за выполнение этих планов, как майские указы президента Владимира Путина от 2018 года поставили перед ними более масштабную задачу: к концу 2024 года нарастить объем несырьевого экспорта до $250 млрд (17 трлн рублей по текущему курсу доллара). На достижение этих целей в 2019-2024 годах планируется выделить из бюджета РФ почти 1 трлн рублей.

Пока экспортный показатель стабильно падает: с $162,54 млрд в 2013 году он сократился до $126,17 млрд в 2017-м (см. инфографику, источник: ФТС). А рост цен на нефть в 2018 году лишь увеличивает разрыв между сырьевым и несырьевым экспортом: сейчас их соотношение в общем объеме российской внешней торговли соответственно 70% и 30%, в то время как в 2017 году было 65% и 35%, в 2016-м — 63,7% и 36,3%.

Финансовая поддержка растекается по разным направлениям и не дает должного эффекта, потому что у региональных и федеральных госструктур нет согласованной программы действий и они не понимают, зачем предлагают те или иные меры поддержки, говорят эксперты.

Расчеты подвели

В 2015-2016 годах, когда в РФ бушевал экономический кризис, многие российские производители заявляли, что рассчитывают наладить экспорт, пользуясь преимуществами, которые дает им дешевый рубль. Например, зимой 2016-го СМИ писали со ссылкой на источники на петербургском заводе Nissan, что он планирует выйти на рынки Ближнего Востока (ОАЭ, Оман, Бахрейн, Кувейт и Иран), а также Латинской Америки (Мексика, Куба). Кроме того, предприятие намеревалось начать экспорт производимых в России запчастей в Европу. Сейчас директор завода Игорь Бойцов говорит, что в 2017 году завод продал в Евросоюз 14 тыс. бамперов собственного производства для сервисного обслуживания Nissan Qashqai и X–Trail, а также экспортирует машины в Казахстан, Беларусь и Азербайджан. Расширять географию зарубежных продаж автомобилей компания не планирует.

Другой петербургский автопроизводитель — Hyundai — в 2015 году начал продавать машины в Египет и Ливан, до этого компания уже наладила поставки в Казахстан и другие страны СНГ. В 2015 году за рубеж было продано 14,2 тыс. Hyundai петербургской сборки, из которых 10,3 тыс. — в Казахстан, около 2,5 тыс. — Египет и Ливан, остальное — в СНГ (общий объем производства петербургского Hyundai в 2015 году — 229,5 тыс. машин). Однако в 2016 году экспорт завода сократился более чем вдвое: из 207 тыс. машин, сошедших с петербургского конвейера, за рубеж отправились лишь 6,7 тыс. В 2017-м объемы экспорта упали до 5,9 тыс. (из произведенных заводом 233,5 тыс. единиц техники). Правда, за январь-сентябрь 2018 года предприятие существенно увеличило зарубежные поставки (8,5 тыс. из произведенных за этот период 179,2 тыс. авто). Но до прежнего экспортного уровня заводу далеко. Сейчас Hyundai продает машины в Казахстан, Беларусь, Украину, Азербайджан, Молдавию, Армению, Киргизию, Грузию, Тунис, Египет и Ливан.

Продажи обвалились, главным образом, из-за снижения экспорта российских машин в Казахстан, поясняют на предприятии. Эта страна с 2016 года ввела заградительные пошлины для российских автомобилей, чтобы поддержать собственный автопром: у казахов есть свой завод Hyundai, и конкуренция со стороны российских машин ему ни к чему. Беларусь тоже резко сократила закупки автомобилей у РФ.

Высокие затраты на логистику, на участие в выставках и на сертификацию продукции за рубежом снижают для российских заводов привлекательность экспорта в дальнее зарубежье, говорят автосборщики. На те же проблемы жалуются и другие промышленники: мебельщики, фармпроизводители и т.д. Так, гендиректор и совладелец «Первой мебельной фабрики» Александр Шестаков весной организовал участие своего предприятия и еще нескольких производителей в выставке International Design Exhibition в Дубае. Получение господдержки — слишком длительный и забюрократизированный процесс, к тому же они очень незначительная, отмечают мебельщики.

Зерно вместо муки

В 2019-2024 годах бюджет РФ обещает резко нарастить поддержку экспорта: на компенсацию расходов промышленников, которые будут продвигать продукцию за рубежом, выделят 956 млрд рублей. В конце сентября президиум Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам одобрил нацпрограмму «Международная кооперация и экспорт», теперь Госдума должна предусмотреть средства на нее в перспективном бюджете на три года. До сих пор единой программы поддержки несырьевого экспорта в РФ не существовало, деньги были распределены по разным источникам.

Однако дело не только в деньгах, говорят промышленники. Не менее важна информационная поддержка, которую они далеко не всегда получают от государства. Например, по словам Натальи Загорской, гендиректора ОАО «Ленинградский комбинат хлебопродуктов им. С. М. Кирова», мукомолам не хватает сведений о ситуации со спросом и ценами на муку в других странах, зарубежные торгпредставительства России очень неповоротливы и не владеют нужной информацией.

В итоге вместо того чтобы увеличивать экспорт муки (продукта высокого передела) РФ наращивает экспорт зерна — то есть сырья для ее производства.

  • В 2017-2018 сельскохозяйственном году (длится с июля по июнь) РФ экспортировала 52,6 млн тонн зерна на $9,3 млрд против 35,8 млн тонн на $6,03 млрд в предыдущем сельхозгоду — рост в 1,5 раза. А продуктов переработки зерна продано за рубеж в 2017-2018 году 610 тыс. тонн ($249 млн) — это на 30% больше, чем в 2016-2017-м (тогда экспорт составил 455 тыс. тонн, $220 млн). Новый сельскохозяйственный год (2018-2019) серьезного роста мукомолам не принес: с июля по сентябрь муки продано 137 тыс. тонн ($54,4 млн) против 124 тыс. тонн за тот же период годом ранее ($54,9 млн) — рост 10% в весе и снижение в стоимости. При этом зерна экспортировано на 28,6% больше в натуральном выражении и на 41% в деньгах: 15,39 млн тонн ($2,93 млрд) против 11,97 млн тонн ($2,08 млрд).

На росте экспорта сырья из России зарабатывает дружественная Турция, рассказывают мукомолы: эта страна покупает в РФ сырье по льготным ценам, перерабатывает зерно в муку и продает ее странам Ближнего Востока.

Бессистемный подход

Денежные вливания сами по себе не приведут к наращиванию зарубежных поставок, потому что национальная система поддержки экспорта в России не создана, пришла к выводу Счетная палата РФ (СП), проверяя эффективность механизма стимулирования внешнеэкономической деятельности (ВЭД).

Чиновники не имеют четкого представления, как предлагаемые и применяемые ими меры поддержки в итоге отразятся на ВЭД, отмечают аудиторы СП. Одни властные структуры не в курсе того, как планируют развивать экспорт другие, их программы не увязаны между собой. Например, госпрограмма «Развитие ВЭД» предполагает рост несырьевого экспорта в 2018-2020 годах на 19-22%, а Прогноз социально-экономического развития РФ на тот же период — лишь 4,5%. То есть разница в четыре-пять раз!

Чиновники намеренно занижают прогнозные показатели экспорта, чтобы отчитаться об их перевыполнении, говорят в СП.

«О системной работе по поддержке экспорта на региональном уровне говорить даже не приходится. Представительства в иностранных государствах… реализуют одни и те же возложенные на них функции по-разному», — констатируют аудиторы.

Усилия госорганов разных уровней часто дублируются, в итоге одни предприятия получают поддержку неоднократно. «Мы видим, что одни и те же компании охотно претендуют на бюджетные средства и получают поддержку сразу и в Минпромторге, и в Российском экспортном центре, «Внешэкономбанке», ЭКСАРе (Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций. — МГ). Эти меры, безусловно, стимулируют их получателей, но не всегда гарантируют осуществление экспорта, в том числе его увеличение в последующем, так как являются компенсационными», — приходит к выводу СП. То есть деньги выделяются впустую.

Эксперты Международного института гуманитарно-политических исследований (МИГПИ) убеждены, что ожидания РФ от новых инициатив по поддержке экспорта завышены. Сейчас в отношении многих крупных предприятий России действуют санкции, а программа господдержки ориентирована как раз прежде всего на крупный бизнес. Малым предприятиям доступ к поддержке ограничен.

«Нам не хватает рынков, а не только господдержки. Нам не хватает технологий, умения торговать на новых рынках, наличия средств, чтобы продвигать товары на новых рынках», — цитирует «Газета.ru» Владимира Брутера, эксперта МИГПИ. Экспортно ориентированных секторов промышленности в РФ практически нет, для их создания нужны современное оборудование, технологии, благоприятная внешнеполитическая обстановка — ничего этого сейчас нет, значит, планы по наращиванию экспорта невыполнимы.

 

 

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Внешняя торговля

Россия занимает 14-е место среди крупнейших экспортеров мира и 23-е место среди крупнейших импортеров. Внешняя торговля составляет 22,6% ВВП страны.

Доходы бюджета (в 2018 году запланированы в размере 15,2 трлн рублей) на 45% обеспечиваются участниками внешнеэкономической деятельности, которые перечисляют в бюджет таможенные пошлины и налоги (НДС, акцизы).

Подробнее

Введенное в 2018 году бюджетное правило подразумевает, что дополнительные нефтегазовые доходы, полученные от цены нефти выше $40 за баррель, направляются не на бюджетные расходы, а в резервы. Предполагается ежегодно повышать цену отсечения на 2%.

Россия экспортирует в основном нефть и газ, а импортирует преимущественно машины, электронное оборудование, транспортные средства, фармацевтические препараты и пластмассы. На эти товары приходится больше 50% импорта.

Основные торговые партнеры России — Китай, Германия, Нидерланды и США. В 2014 году конфликт в Украине и экономические санкции, введенные западными странами, привели к введению Кремлем эмбарго на европейские и американские сельскохозяйственные продукты.

Благодаря растущим ценам на нефть Россия наращивает торговый профицит (положительная разница между экспортом и импортом). По итогам 2017 года он превысил $130 млрд, что на 25% выше уровня 2016 года.

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг