«Нас ждет «гибридная анафема»

Украинская православная церковь начала процесс отделения от РПЦ. Получение Украиной церковной независимости — дело нескольких месяцев. Оно лишит РПЦ статуса крупнейшей православной церкви мира, считает Григорий Михнов-Вайтенко, член Правозащитного совета Петербурга и епископ Апостольской православной церкви.

30 сентября 2018 в 11:09 | Автор: | Категории: Интервью

Активный процесс отделения начался 7 сентября, когда константинопольский патриарх Варфоломей назначил на Украину двух своих экзархов — епископа Эдмонтонского Илариона из Канады и архиепископа Даниила из США. Они должны подготовить Украинскую православную церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) к получению самостоятельности (автокефалии).

Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) заявила, что это вмешательство в ее дела, и 8 сентября Священный синод Русской православной церкви (РПЦ) заявил, что автокефалия УПЦ КП создает угрозу для мирового православия.

 

Православные церкви на Украине

Украинская православная церковь Московского патриархата во главе с митрополитом Киевским и всея Украины учреждена в 1990 году Архиерейским собором РПЦ в качестве независимой и самостоятельной церкви в составе Московского патриархата.

Украинская православная церковь Киевского патриархата образована в 1992 году после неудачной попытки возглавлявшего тогда УПЦ МП митрополита Филарета (Денисенко) добиться полной независимости украинской церкви (автокефалии). Филарет не подчинился требованию РПЦ покинуть пост, его лишили сана. Он создал Киевский патриархат. В 1997 году РПЦ отлучила Филарета от церкви и предала анафеме.

Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) создана в 1917 году. Поначалу советская власть поддерживала УАПЦ, чтобы ослабить РПЦ, потом начались гонения и на автокефалию. В 1930 году УАПЦ объявила о самороспуске. В 1989 году возобновила деятельность на Украине.

 

Заявление Синода РПЦ «в связи с незаконным вторжением Константинопольского патриархата на каноническую территорию РПЦ» целиком состоит из отсылок к средневековым актам. Это выглядит анахронизмом и не проясняет ситуацию. Что происходит с мировым православием?

— Когда из-за стены летят пух, перья, раздаются крики, это любопытно тем, кто глубоко в теме и лично знает участников событий. Но, по большому счету, это похоже на то, как в советские времена кремлинологи делали глубокомысленные выводы о грядущих событиях на основании того, как сели члены Политбюро.

Когда судили девушек из Pussy Riot и суд цитировал постановления Трулльского собора, все спрашивали: «В своем ли они уме?» Так же и сейчас: любые ссылки на средневековые акты, существующие и несуществующие правила — признак полного непонимания, в какое время мы живем и для чего существует церковная организация.

Церковная проблема в христианстве началась с Миланского эдикта 325 года, когда Церковь стала заигрывать с империей, а империя — с Церковью. Рано или поздно церковная корпорация будет вынуждена перестроиться. Идеи об этом есть у католиков, разных православных групп, протестантских деноминаций. Но в РФ Церковь — политическая организация, которая видит себя проводником государственной политики. То, что происходит сейчас между Русской и Украинской церквами — следствие распада империи, начатого в 1905-м и 1917 годах и продолженного тяжелым, но интересным с точки зрения церковной истории советским периодом.

Когда начались события в Крыму и на Донбассе, РПЦ реагировала сдержанно. Как сейчас взаимодействуют Русская церковь и украинская паства?

— Это не так. Может быть, не было громких политических заявлений, но реально Украинская православная церковь Московской патриархии активно содействовала продвижению идей «русского мира». То, что Кирилл не пришел на торжественное мероприятие в Кремле по случаю подписания договора с Крымом, объяснить сложно. Одна из версий: на лыжах уехал кататься. Но там были его полномочные представители, так что можно считать, что РПЦ одобрила аннексию полуострова и сделала все, чтобы выгнать с него конкурентов, в том числе — Киевский патриархат. Сегодня в Украине есть священники Украинская православная церковь Московской патриархии, которые категорически не приемлют уход из Московского патриархата, есть люди, которые мечтают об этом, и те, кто говорит: «Посмотрим, как все сложится».

Каково соотношение сил в украинском православии?

— В Украине есть три крупных православных церковных объединения: Украинская православная церковь Московской патриархии, Украинская православная церковь Киевской патриархии и Украинская автокефальная церковь. Формально самой крупной является Украинская православная церковь Московской патриархии, хотя сейчас это уже не так очевидно. В Украине порядка 12 тыс. приходов Московского патриархата, порядка 5 тыс. — Киевского и около 2,5 тыс. — у Украинской автокефальной церкви.

Кому из них собираются дать автокефалию?

— Ни одна из трех церквей не может получить автокефалию. Ее получит некая четвертая, легитимная структура. Политический интерес Константинополя ровно тот же, что и у Москвы. РПЦ говорит: «Мы — самая крупная православная церковь в мире». Все верно, однако из примерно 35 тыс. приходов РПЦ 12 тыс. находятся в Украине, 4 тыс. — в Белоруссии и примерно 1,5 тыс. — на территории других стран бывшего СССР. Если к 12 тыс. приходов Украинской православной церкви Киевской патриархии добавятся 7,5 тыс. приходов Киевского патриархата и Украинской автокефальной церкви, самой крупной православной церковью станет украинская.

Украинцы более религиозны, чем россияне. В Украине около 50 тыс. религиозных общин (с учетом католиков, протестантов, мусульман, иудеев) на 40 млн человек, а в России — 48 тыс. на 140 млн. Это показатель вовлеченности. Единая Украинская церковь будет еще десятки лет кланяться в ноги Константинополю, а в сторону Москвы, в лучшем случае, поплевывать. Политические понты Московского патриархата исчезнут. Да, под его контролем останется порядка 17 тыс. приходов. Но это будет уже совсем другая картина.

В чем состоят церковные мотивы Константинополя?

— Раскол Украинской церкви, начавшийся в 1990 году, — это постоянные претензии, война и выяснение отношений. Смысл последнего письма, которое патриарх Константинопольский Варфоломей направил в Москву: «Ребята, у вас было тридцать лет, чтобы разрешить ситуацию мирно. За это время вы не подвинулись. Мы вынуждены вмешаться». Последние три-четыре года в Фанар (резиденция Константинопольского патриарха. — Прим. ред.) приходили письма со всей Украины, собиравшие тысячи подписей священников, епископов и мирян. Константинопольский патриарх не мог на них не реагировать. Есть такой термин: «уврачевание церковных нестроений». Пришло время создать структуру, к которой больше не будет формальных претензий.

Украинские церкви проведут собор и объединятся?

— Сначала проведут консультации. Для этого и послали экзархов (послов). Это относительно независимые ребята из украинских диаспор Канады и США (к местным обязательно были бы претензии). Рабочая группа подготовит собор, на который позовут всех. Кто-то придет, кто-то нет. Каждой религиозной общине, приходу придется провести собрание и принять решение. По украинскому законодательству в процессе должны принимать участие не только священники, но и миряне. Это будет своего рода церковный референдум. Придется вернуться к принципам, которые выработал собор Русской церкви в 1917-1918 годах: выборность духовенства всех уровней, а не как сейчас: кого пришлют, тот и батька.

У Украинской церкви есть шанс построить себя на значительно более демократических принципах, чем раньше. Церковь может быть имперской, как в России; она сама может быть империей, как католическая церковь. Опыт существования на конфедеративных началах, да и то несовершенный, есть лишь у протестантов. Украинцам в XXI веке придется строить церковь не сверху, а снизу.

Каковы полномочия константинопольского патриарха и его роль в мировом православии?

— Константинопольская церковь, или Церковь Нового Рима, — вселенская. В церковном смысле вселенная или ойкумена — это христианский мир. Она расширяется. После Первой мировой, падения Османской, Австро-Венгерской и Российской империй началась массовая миграция этнических и религиозных групп в Америку и Западную Европу. Всеправославный конгресс 1923 года постановил: все, что находится за пределами традиционных патриархатов и церквей, должно подчиняться епископу Нового Рима, которому принадлежит «первенство чести». В ХХ веке Константинополь вернул себе серьезное влияние с точки зрения управленческих процессов.

Какова программа Константинополя?

— Программу константинопольской церкви в 1960-е годы сформулировал патриарх Афинагор. Суть ее в том, что формальные деления на католиков, православных и лютеран —не важны. При Афинагоре начались встречи римских пап с православными патриархами, произошел поворот в сторону социального служения, образовательных проектов, приятия новых социальных концепций, в частности — социалистических. Афинагор считал, что государство должно заботиться о сирых и убогих. Перед избранием он долго был митрополитом США, бывал в Латинской Америке. Чудовищные условия «банановых республик» произвели на него глубокое впечатление. Константинопольский патриархат видит православие как глобальный гуманитарный проект, направленный на просвещение и борьбу с бедностью.

Значит ли это, что произойдет раскол?

— Формально он уже происходит. Московская патриархия не поминает в молитвах Константинопольского патриарха. Следующий шаг — разрыв канонического общения между Церквами. Но богословских разногласий между православными Церквами нет. В учении Церкви есть неизменяемая часть — догматы, и временные правила — каноны. Вопросы дарования автокефалии должны быть описаны в канонах, но они не прописаны. Более того, за две тысячи лет так и не был разработан догмат о церкви. Хотя Символ веры требует от православных веровать в «единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», но мы не знаем, что это такое.

Православный человек верит в христианскую церковь, православную или в территориальную?

— В этом весь вопрос. Конечно, не в ту, которая за углом. Но в результате возникает конфликтная ситуация, которая позволяет Москве и Константинополю заниматься перетягиванием каната, ссылаясь на противоречивые документы.

Грозит ли нам религиозная война?

— В том виде, в котором они бывали в прошлом, — нет. Однако есть опасность, что политики воспользуются ситуацией. В Украине религиозный фактор глубже проникает в повседневную жизнь. Хватит ли у властей разума и сил, чтобы погасить страсти? Надеюсь, Киев будет решать церковный конфликт мягко. Сегодня мы находимся на развилке. Церковь может стать объединяющим фактором, а может — разделяющим.

Когда ждать развязки?

— Думаю, все произойдет быстро. До Нового года попытаются начать подготовку к объединительному собору, а к следующей Пасхе — 28 апреля — Украинская церковь может обрести автокефалию. Кирилл будет метать громы и молнии, но остальные иерархи РПЦ продолжат ездить в Иерусалим, в Грецию, Америку. Нас ждет «гибридная анафема», как до того была гибридная война.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг