Google и «Яндекс» — две разные планеты

Правообладатели натравили Роскомнадзор на «Яндекс» — за то, что поисковик по-прежнему выдает ссылки на заблокированные «пиратские» сайты «Либрусек» и RuTracker. Бизнесмены полагают, что применение репрессивных мер не поможет или даже навредит.

15 октября 2018 в 17:35 | Автор: | Категории: Экономика

Ассоциация по защите авторских прав в интернете (АЗАПИ), отстаивающая интересы книжных издательств, просит Роскомнадзор оштрафовать «Яндекс» за выдачу ссылок на два заблокированных в 2016 году сайта — RuTracker и «Либрусек». Если поисковик не исправится, правообладатели намерены требовать его блокировки.
В ноябре 2017 года вступил в силу закон о запрете анонимайзеров и VPN-сервисов — инструменты для безнаказанного распространения пиратского контента. А 26 сентября вступила в действие статья 13.40 Кодекса об административных правонарушениях. Она вводит ответственность для поисковиков за предоставление пользователям ссылок на сайты с незаконным контентом. Нарушителям грозит штраф 500-700 тыс. рублей.

По данным движения «Роскомсвобода», в России официально запрещено свыше 120 тыс. сайтов. Нарушение авторских прав стало основанием для блокировок 3 тыс. сайтов с начала 2018 года, подсчитал Роскомнадзор.

Возможная победа над «Яндексом» создаст благоприятные условия для роста крупных издательств, выпускающих как бумажные, так и электронные книги, считают в АЗАПИ. Бизнесмены сомневаются, что правообладателям и Роскомнадзору удастся получить перевес в войне с пиратами.

Максим Рябыкогендиректор Ассоциации по защите авторских прав в интернете 

Основной эффект, которого мы ждем, — привлечение внимания. Мы понимаем, что «Яндекс» делает это (выдает ссылки на заблокированные сайты. — Прим. ред.) не для обхода норм закона. Они считают, что пользователь, который не нашел нужную информацию по поисковым ссылкам, вернется обратно в поисковик, и не хотят, чтобы он ушел в другую поисковую систему. Однако для нас это проблема, потому что подсвечивание заблокированных ресурсов косвенно наращивает их траффик. Нам важно, чтобы официальный орган зафиксировал: такое подсвечивание недопустимо.

Траффик является одним из драйверов электронной коммерции, в том числе — продаж электронных книг. Если мы говорим об органическом (не проплаченном) траффике, то в настоящий момент он на 85% идет из каналов Google, а не «Яндекса». На наш взгляд, это связано с процедурой DMCА Google (Digital Millennium Copyright Act — закон США об авторском праве в Интернете. — Прим. ред.), которая позволяет чистить поисковую выдачу. Лояльное отношение «Яндекса» к «пиратским» сервисам приводит к появлению дополнительных рекомендательных сервисов, позволяющих пользователям находить запрещенную информацию.

Для нас спор с «Яндексом» — не вопрос калькуляции потерь. Конкурентная поисковая выдача, при которой поисковики одинаково смотрят на проблему пиратства, — это точка роста для издательской отрасли. Сейчас Google и «Яндекс» — две разные планеты. «Яндекс» постоянно говорит о недобросовестной конкуренции Google, но в Рунете все с точностью до наоборот. Мы хотим, чтобы стандарты были одинаковыми.

 

Андрей Алексейчукюрист практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям юридической компании «Качкин и Партнеры»

Принятые в 2017 году поправки в закон об информации, устанавливающие обязанность поисковых систем по прекращению выдачи ссылок на заблокированные ресурсы, сами по себе избыточны, с точки зрения защиты авторских прав. Фактически на «Яндекс» возлагается дополнительная обязанность по защите прав третьих лиц, что требует искусственного внесения корректировок в работу поисковой системы, с учетом того, что она осуществляет поиск и предоставление информации автоматически. С другой стороны, в рамках действующего регулирования требование АЗАПИ о привлечении «Яндекса» к ответственности обоснованно при соблюдении следующих условий: АЗАПИ зафиксировала предоставление ссылок на заблокированные ресурсы после 25 сентября, когда вступила в действие статья КоАП; в поисковой выдаче содержатся ссылки именно на те ресурсы, которые были заблокированы Роскомнадзором, либо на ресурсы, признанные копиями заблокированных ресурсов.

При этом «Яндекс» может сослаться на малозначительность совершенного правонарушения. Если верить изложенному в СМИ, получение ссылок на заблокированные ресурсы осуществляется достаточно сложным способом, и вероятность получения таких ссылок обычным пользователем при осуществлении поиска маловероятна. Кроме того, на данный момент получить ссылки на заблокированные ресурсы не удалось, то есть можно сделать вывод, что «Яндекс» оперативно устранил возможное нарушение.

 

Павел Рассудовэкс-председатель Пиратской партии России, предприниматель

Правообладатели пытаются переложить охрану прав на произведения на «Яндекс». Но репрессивное законодательство не помогло и не поможет. Не надо бороться с «Яндексом» и RuTracker — надо договариваться с пользователями. Пока не будет заключен новый общественный договор с пользователями, они не будут уважать интересы правоторговцев. Подчеркн:— не правообладателей, не авторов, а именно правоторговцев. Необходимо декриминализовать файлообмен в некоммерческих целях, решить проблемы с советским культурным наследием (сегодня произведения, созданные на деньги налогоплательщиков СССР, эксплуатируются людьми, не имеющими к ним никакого отношения). О какой защите прав авторов можно говорить, если ограничения действуют в течение 70 лет после смерти автора?
Бизнесмены, ищущие причины своих неудач не в себе, а в соседнем ларьке или злом Путине, — не бизнесмены, а г…но. RuTracker и другие крупные сервисы почти всегда шли навстречу правообладателям, удаляя раздачи на время проката фильма в кинотеатре или вычищая все программы компании Adobe. Чего добились правообладатели запретом? Rutracker выдавлен в нелегальное поле. В результате количество раздач на нем увеличилось. Сегодня там можно скачать любую программу Adobe. Репрессивными методами они не добьются ничего, а может, и хуже сами себе сделают.

 

Светлана Басковакинорежиссер

Я работаю в альтернативном кинематографе и современном искусстве, где проблема авторских прав не стоит. Мы отдаем себе отчет, что наша работа не окупится. Главное, чтобы хватило денег на съемки фильма. Сразу после показа на фестивалях он попадает в интернет. Мне важно, чтобы фильм появился в хорошем качестве, а социально-политическое высказывание дошло до людей. В 90-е мы увидели шедевры кинематографа благодаря тому, что они распространялись на «пиратских» кассетах, продававшихся на Горбушке (московский рынок видео- и аудиопродукции, существовавший у ДК им. Горбунова. — Прим. ред.). Это способствовало культурному развитию. При том уровне культурного развития, который есть сейчас, я не буду бороться за авторские права. Хотя, конечно, труд автора должен быть оплачен, и эту проблему нужно решать.

Любовь Беляцкаявладелица книжного магазина «Все свободны»

С одной стороны, хочется сказать, что тема авторских прав для нас неактуальна. Те, кто покупает бумажные книги, хотят не просто ознакомиться с текстом. С другой стороны, я знаю авторов прекрасной книги, которые в предисловии просят читателей не пользоваться «пиратскими» текстами. Их хочется поддержать рублем. К сожалению, в России отсутствует осознание того, что авторов интересных проектов надо поддерживать рублем, создавая инфраструктуру культуры. Независимые книготорговцы и издатели пытаются говорить об этом, организуют дискуссии. Запрещать торрент-трекеры и бороться с поисковиками — плохая идея. Многие начинают пользоваться «пиратскими» ресурсами из чувства противоречия.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг