Фото: alumni.mgimo.ru

«Россия окажется под двойным ударом»

Кто больше пострадает, если Соединенные Штаты выйдут из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности? Повторит ли Трамп действия Рейгана, а Россия — судьбу СССР, который добила гонка вооружений? Объясняет эксперт по проблемам международной безопасности и разоружения Алексей Арбатов.

2 ноября 2018 в 15:46 | Автор: | Категории: Власть, Интервью

Фото: alumni.mgimo.ru

Много лет российские политики говорили: Договор о ликвидации ракет малой и средней дальности (РСМД), подписанный президентами Горбачевым и Рейганом в 1987 году и положивший начало разрядке, выгоден только американцам. Стороны обвиняли друг друга в нарушении соглашений. В конце октября президент Трамп объявил, что США выходят из договора. В России мнения разделились. Одни продолжают твердить, что, дескать, не договор и был, России его разрушение даже выгодно. Другие опасаются, что денонсация может привести к новой гонке вооружений и в конечном счете к катастрофе. Кто прав — объясняет глава Центра международной безопасности ИМЭМО имени Примакова, академик РАН Алексей Арбатов.

Алексей Георгиевич, все годы после заключения договора о РСМД Вашингтон подчеркивал его важность, а Москва говорила, что не больно-то и надо. Почему теперь США заговорили о выходе из него, а Россия возмущена?

— Сейчас, наверное, российское военно-политическое руководство осознало, что отказ от этого договора, во-первых, поставит Россию в более тяжелое стратегическое положение. Если начнется развертывание запрещенных договором ракет средней и меньшей дальности, то наши не будут достигать Соединенных Штатов. Зато американские, если будут размещены в Европе, особенно на передовых рубежах, в новых странах НАТО — Польше, Румынии, странах Балтии, — будут достигать центральных районов России еще с меньшим подлетным временем, чем 30 лет назад, когда «Першинги» и крылатые ракеты ставились в Германии, Великобритании и Италии. Эта угроза сейчас оказалась осознанной.

А раньше наше военно-политическое руководство этой угрозы не осознавало? Новые страны вошли в НАТО довольно давно.

— А раньше этой угрозой как-то пренебрегали. Не считали ее реальной. Во-вторых, наверное, пришло осознание того, что крушение этого договора вызовет развал всей остальной системы. Не будет продлен договор СНВ-3. А может быть, даже до 2021 года, до первого срока его истечения, Соединенные Штаты и из него выйдут. Вполне вероятно, что вслед за этим будет нарушен договор о запрещении ядерных испытаний. Потом развалится договор о нераспространении ядерного оружия. И распространение пойдет ускоренными темпами, причем в странах, расположенных по периметру российских границ. Наверное, все эти угрозы стали более ясными, когда гром грянул. Теперь Россия заняла позицию защитника договора РСМД. Хотя в последние лет десять в политических кругах, в парламенте, в государственных ведомствах, даже на самом высоком уровне я не припомню ни одного высказывания о его ценности и важности.

Наоборот — его поругивали, обвиняли Америку в нарушении, поэтому, мол, не договор и был.

— Да, критики было очень много. Что имеем — не храним, потерявши плачем. Причем многие специалисты, и я в их числе, уже несколько лет предупреждали, что есть такая опасность, что надо решать эту проблему. Что нельзя уходить в такой глухой отказ: мы, мол, не нарушаем, а вы нарушаете — и все тут. Кстати, американцы зеркально такую же позицию занимали.

В том-то и дело, что стороны обвиняли друг друга. А кто действительно нарушал?

— Это сложный технический момент. Если бы я имел доступ к секретным материалам, связанным с разработкой наших крылатых ракет, с их испытаниями, тогда бы я точно знал, нарушали мы или нет. Но тогда я не мог бы вам этого сказать, потому что это было бы разглашением государственной тайны. Что касается американцев, то они не нарушают. Но технически, конечно, они дают повод для претензий. Они будут размещать антиракеты системы ПРО в Польше и уже разместили в Румынии, в пусковых установках, по которым мы не можем определить, находятся ли там антиракеты или крылатые ракеты большой дальности типа «Томагавк». Потому что на американских кораблях стоят универсальные пусковые установки, в которых размещаются или «Томагавки», или антиракеты «Стандарт-3». У нас нет возможности выяснить, какие именно пусковые установки в Польше и в Румынии. Технически это может быть нарушением, но пока нет никаких свидетельств того, что американцы реально хотят вместо антиракет разместить ракеты наступательные.

Российские эксперты говорят, что в системе ПРО в качестве мишеней американцы используют ракеты «Гера», которые и есть нарушение договора. Это правда?

— Формально это не нарушение. Потому что статья 7 договора допускает использование ракет средней дальности, в том числе и «Геры», в качестве мишеней для испытания ПРО. Хотя американцы могли бы предоставить нам техническую документацию и информацию о том, что эти ракеты отличаются от «Першингов», от ликвидированных ракет средней дальности. И дать гарантии, что под видом испытаний они не будут поддерживаться в боевой готовности, чтобы в случае необходимости их можно было поставить на производство. Ничего такого в отношении этих ракет не было. Впрочем, и договор этого не предусматривает. Но если бы у нас были отношения доброй воли и доверия, можно было бы и о таких вещах договориться.

Есть вещи, которых Россия не скрывает, а наоборот — гордится: «не смешите мои «Искандеры». Американцы как раз считают, что «Искандер» — это нарушение договора с российской стороны. Эти наши ракеты не относятся к категории запрещенных?

— По договору запрещены баллистические и крылатые ракеты дальностью действия от 500 до 5500 км. А те «Искандеры», которые у нас размещены в Калининградской области и в других местах, имеют дальность до 500 км, то есть не подпадают под ограничения. Как крылатые, так и баллистические, там два типа на одной и той же пусковой установке могут размещаться.

Тогда что имеют в виду американцы?

— Американцы вменяют нам в вину, что мы испытали и даже развернули на тех же установках крылатые ракеты большей дальности.

Да-да, они говорят о модификации «Искандер-М».

— Их еще называют «9м729 Новатор», по-разному. Но Россию действительно обвиняют в том, что она испытала и развернула два дивизиона этих ракет. Мы утверждаем, что нет — этого не было.

Почему вы говорите, что за разрушением договора РСМД непременно последует цепная реакция разрушения остальных договоров сдерживания?

— Мы не можем сказать, что последует непременно, но вероятность такая намного больше 50 или даже 80%. После того как США вышли из соглашений по ПРО, договор РСМД был единственным оставшимся из двух краеугольных камней всей системы ограничения и сокращения ядерного оружия. Это был бессрочный договор. Это был первый договор по реальному разоружению. Потому что до него были только договоры по ограничению дальнейшего наращивания. А он предусматривал именно радикальное разоружение в глобальном масштабе. Два класса ракет были полностью ликвидированы и Советским Союзом, и Соединенными Штатами. В общей сложности были уничтожено больше 2500 ракет и 4000 ядерных боеголовок. С этого начался процесс разоружения. Потом уже были договоры ОСВ-1, СНВ-1 — и дальше, дальше, дальше.

Как связаны разрушение договора РСМД и всех других?

— Американские ракеты средней дальности, размещенные в Европе и в Азии, для России равнозначны стратегическим. Потому что перекрывают все, что только могут перекрыть стратегические ракеты США. Без учета этих средств Россия не пошла бы на сокращение стратегических вооружений. Когда эти два класса были устранены со стратегической карты, появилась возможность на основе паритета сокращать непосредственно стратегические системы межконтинентальной дальности. И мы оказались в равном с американцами положении. Если сейчас возобновится наращивание ракет средней дальности, то Россия окажется под двойным ударом — и стратегических систем, и ракет средней дальности.

И все будет раскручиваться и раскручиваться обратно?

— Совершенно верно. Потому что российские ракеты средней дальности могут быть применены только против союзников Америки, а до самих американцев не достают. Опять возникнет огромная стратегическая асимметрия. Американцы считают, что договор СНВ больше выгоден России, чем США. Потому что они-то по нему сокращались. А вот в России в свое время так низко опустился уровень стратегических сил, что пришлось достраивать их до этого договора. И до сих пор мы по носителям до потолков договора СНВ-3 не дошли.

То есть правы американцы, договор СНВ тоже выгоднее России, чем им?

— Да, американцы от него получают только транспарентность и предсказуемость. А мы получаем реальное ограничение американских сил. Они ведь сократились за счет частичного снятия боеголовок с ракет более чем на тысячу. Вернуть обратно все боеголовки, снятые по договору СНВ-3, они могут меньше чем за год. А нам, чтобы нарастить столько же, потребуется 10 лет. И теперь американцы, понимая это, оказывают на нас давление, чтобы наказать за то, что мы, по их мнению, нарушили договор РСМД.

Американцы, я читала, предлагают свой вариант решения проблемы: дескать, за эти 30 лет ракеты средней и малой дальности появились у других стран, поэтому двусторонний договор утратил смысл, а договоритесь-ка вы с тем же Китаем, чтобы договор был многосторонним. Насколько это возможно — вовлечь в договор другие страны?

— Нет, американцы говорят о другом. И Китай имел ракеты средней и малой дальности намного раньше, чем был заключен договор. У США есть такой тезис: им нужны ракеты этого типа, чтобы сдерживать Китай, у него под ударом находятся американские союзники в тихоокеанском регионе и американский флот. Мне кажется, что это очень искусственный и высосанный из пальца аргумент. Договориться с Китаем мы не можем, Китай — не наш союзник, мы наши силы с ним не складываем. Кстати, и американцы не складывают свои силы с Англией и Францией, и в договорах СНВ их силы не учитываются. Это все договоры двусторонние.

Как европейские союзники США смотрят на выход Америки из договора РСМД? Российские ракеты, если вновь будут развернуты, станут угрожать не Штатам, а как раз их союзникам по НАТО.

— Конечно. Европа пострадает больше всех: она вдруг снова окажется под ядерным ударом. Они за 30 лет привыкли жить без такой угрозы, а тут — снова. Но Европа разобщена. Она занята сейчас массой других проблем: брэкзит, мигранты, экономические вопросы. Она очень вяло реагирует. Вот 30 лет назад, когда заключался договор РСМД, Европа была главной движущей силой. Американцы и тогда были не очень заинтересованы. Зачем им нужна была ликвидация советских ракет, которые до них не доставали? Но в Европе было такое массовое движение, такие демонстрации, что на США это оказывало серьезное политическое воздействие. Теперь ничего подобного нет. Трампу на Европу наплевать. Он, наоборот, Европу шантажирует, он сам на них давит, он объявляет им торговую войну и так далее. И НАТО американцы не ценят так, как ценили 30 лет назад. Поэтому у Европы и возможности нет воздействовать на США.

В НАТО за это время появились новые члены, они ближе к России географически, у них может быть свой взгляд на эти вещи.

— Если начнется размещение американских ракет в Европе, новые члены НАТО, я думаю, даже к себе эти ракеты пригласят. И Польша, и Румыния, и страны Балтии, может быть, считают, что это для них — дополнительная гарантия безопасности.

В конце 1970-х Европа тоже была разобщена, у лидеров Великобритании, Франции и Германии отношения были совсем не сиропные, но развертывание советских ракет их вдруг сплотило. Может быть, сейчас на Евросоюз так же подействует уничтожение договора РСМД?

— Сейчас, когда договор рушится, Европа выступает против США, угрожающих выходом. Но если начнется массовое развертывание российских ракет, страны ЕС сплотятся, конечно, уже против России. Как им еще защититься? Они бросятся к американцам, чтобы те вернули ракеты средней дальности, чтобы расширили системы ПРО и всю Европу прикрыли.

Если все-таки договора не станет и Россия начнет развертывать свои ракеты, то где она может это делать? Раньше у нас были сателлиты в Восточной Европе, а теперь эти страны — члены НАТО.

— Мы можем ставить ракеты на своей территории — там, откуда они буду доставать до назначенных целей. В зависимости от того, «бьем» мы по Польше или по Португалии, ракеты будут размещаться ближе к границам или дальше от них. Но, конечно, это будет на российской территории.

А Белоруссия, Казахстан, Армения?

— Едва ли они пригласят к себе наши ракеты.

Почему? Они же нам союзники вроде?

— Они не хотят портить отношения с Западом. Но у нас своя территория огромная, мы и у себя можем миллионы ракет поставить. Если, конечно, мы их захотим иметь и произведем. Дальность этих ракет — до 5500 км, и у нас на территории много мест, откуда они смогут накрывать весь евразийский континент. Куда только мы захотим стрельнуть.

Для Трампа кумир — Рейган, а тот когда-то втянул «империю зла» в гонку вооружений, разрушившую экономику СССР. Может быть, и у Трампа такой же расчет? Он хочет разорить Россию новой гонкой вооружения?

— Трамп действительно повторяет многое из того, что делал Рейган, у него и стилистика смахивает на рейгановскую. Я не знаю, продумывает он все таким образом, но ему могут подсказать.

И это Россию тоже может разорить?

— Если начнется развертывание ракет средней дальности, американских — в Европе и в Азии, российских — на нашей территории, то дополнительные затраты для России будут огромны. И вы еще учтите: американские ракеты средней дальности с передовых рубежей, с коротким подлетным временем, поставят под удар наши командные центры, наши стратегические силы, в частности — наши межконтинентальные ракеты шахтного базирования. В случае войны, о которой недавно так красочно на Валдае говорил наш президент, это короткое подлетное время не позволит нам нанести ответно-встречный удар. А значит, все это придется перестраивать с огромными затратами. И системы управления и связи, и раннего предупреждения, и ракеты из шахт убирать и на каких-то мобильных пусковых установках развертывать… Это колоссальные затраты. Поэтому какие-то подобные задумки, наверное, в США есть.

Можно ли еще что-то предпринять, чтобы все-таки сохранить договор РСМД?

— Думаю, что предпринять нужно. Можно сказать американцам: давайте, пока не поздно, остановимся, не думайте, что все это будет только в вашу пользу. Да, это ракеты средней дальности, но если мы их установим, например, на Камчатке и на Чукотке, мы перекроем ваши Аляску и Калифорнию.

СССР почему-то не ставил ракеты на Камчатке и на Чукотке. Считалось, что слишком холодно. Появились какие-то новые технологии?

— Первоначальные стадии строительства затевались и в СССР. Но потом решили там все-таки ракет не размещать: очень дорого. Сейчас, конечно, технологии продвинулись, но дело не в самих ракетах. Надо же строить военные городки, базы, а это очень дорогостоящая вещь. Камчатка и Чукотка не связаны с центром даже железной дорогой, ничего не подвезешь, только морем или воздухом. Это тоже очень дорого. Но если припрет, так мы и туда все, что надо, перебросим. Просто чтобы показать американцам, что мы можем ответить зеркально, что мы до них тоже достанем не только стратегическими ракетами. Кстати, у США на Аляске находится главная стратегическая база ПРО, и там уже развернуты стратегические перехватчики. Там же у них и радиолокационные станции системы предупреждения. У них нам есть много объектов, которые можно поставить под удар и причинить американцам большие неприятности.

Только неизвестно, кому это выйдет дороже. Что можно сделать, чтобы этого избежать?

— Надо сказать американцам: хуже станет и вашим союзникам, и вам самим. Так что давайте изменим модель отношений. Давайте согласимся, что и у нас, и у вас есть основания для претензий. Давайте посмотрим, как можно претензии снять, чтобы сохранить договор. Вот я бы на месте наших МИД и Минобороны сделал такое предложение. Хотя нет гарантии, что США на него откликнутся.

У США уже в бюджете на будущий год заложены затраты на новые ракеты. Вы считаете, не поздно выходить к ним с предложениями?

— Нет, в бюджете это очень маленькие суммы на научные разработки, их как включили — так могут и «выключить». Это ничего не означает. Если бы Россия раскрыла свой военный бюджет, мы бы там тоже много чего нашли. Так что это не аргумент. Но в Америке все убеждены, что нарушитель договора — Россия. Я не встречал ни одного человека, который бы так не сказал. И «ястребы», и «голуби» — все твердо убеждены в том, что Россия нарушает. И там идет очень большая кампания. Но если Россия предложит снять подозрения, если предложит систему контроля… Попытаться можно.

Россия и в более простых случаях не допускает никакого контроля и не предлагает снять подозрения. Будь то малазийский «Боинг», Скрипали, кибератаки… С какой стати здесь идти на уступки?

— Потому что здесь вопрос очень серьезный. Здесь угроза прямая. Мы уже поговорили о том, что будет, если вновь начнут развертываться ракеты средней и малой дальности. Здесь уже совсем не до шуток.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Санкции против России

США и их союзники начали вводить санкции против России в марте 2014 года из-за того, что Россия присоединила к себе принадлежащий Украине полуостров Крым.

Подробнее

Все санкции можно разделить на четыре типа. Первый — финансовые или инвестиционные (секторальные) санкции. Они ограничивают доступ к финансированию за счет кредитов или долговых инструментов со сроком погашения свыше 30 дней. Они также запрещают покупку акций и облигаций, выпущенных после введения санкций и запрещают инвестиции в инфраструктурные проекты. Второй тип санкций — индивидуальные — ограничивают перемещение и деловые операции определенных граждан. Третий — замораживание зарубежных активов компаний. Четвертый — внешнеторговые санкции — запрет на поставку в Россию оборудования.

Наиболее негативное влияние на российскую экономику оказали секторальные санкции. Отключение России от внешних рынков капитала и повышение стоимости заемных средств ухудшило инвестклимат, инвестиции в основной капитал сократились, а они закладывают основу для роста экономики в будущем.

Индивидуальные санкции введены в отношении российских и украинских должностных лиц, способствовавших отделению Крыма от Украины и поддерживающих сепаратистские течения на востоке Украины, которые переросли в вооруженный конфликт. Позже санкции начали вводить в отношении приближенных к президенту РФ Владимиру Путину лиц и их активов.

Россия ответила контрсанкциями в апреле 2014-го, запретив въезд в страну некоторым американским и канадским политикам. А августе 2014-го РФ ограничила импорт продовольствия из Евросоюза, США, Норвегии, Канады, Австралии.

США, Канада, Евросоюз, Украина и некоторые другие страны ввели специальные санкции для Крыма, которые запрещают продажу, поставку, передачу или экспорт товаров и технологий, связанных с туризмом и инфраструктурой, а также запрещают швартовку круизных судов в портах Крыма.

Кроме ограничений, связанных с Украиной, в отношении России действуют и другие санкции. Так, в декабре 2012 года США приняли Закон Магнитского, призванный наказать российских чиновников, ответственных за гибель бухгалтера Сергея Магнитского в московской тюрьме в 2009 году.

В августе 2017 года Конгресс США принял закон Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act (CAATSA, «О противодействии противникам Америки посредством санкций»). Он предусматривает санкции в отношении Ирана, Северной Кореи и России. Нормативный акт запрещает приватизировать российские госактивы, запрещает инвестировать в российские энергетические проекты за пределами России, а также накладывает санкции против лиц и компаний, инвестирующих в российскую нефтедобычу или поставляющих товары, технологии, необходимые для добычи и транспортировки нефти.

Кроме того, CAATSA предусматривает санкции за поставку оружия в Сирию, а также предполагает введение санкций в отношении россиян, подозреваемых в связях с преступностью, в отмывании денег, в вымогательстве, в заказных убийствах, в подкупе должностных лиц, в коррупции.

Порцию санкций Россия получила по «делу Скрипалей». На основе закона о ликвидации химического и биологического оружия от 1991 года США с 27 августа 2018-го ограничили в Россию экспорт оружия, а также товаров и технологий для радиоэлектронной промышленности, добычи нефти и газа и т.д.

В начале августа 2018-го Конгресс США приступил к рассмотрению «Акта о защите от агрессии Кремля» (Defending American Security from Kremlin Aggression Act — DASKAA). Законопроект запрещает крупнейшим российским госбанкам — Сбербанк, ВТБ, «Газпромбанк», «Россельхозбанк», «Промсвязьбанк», «Внешэкономбанк» — деятельность в США.

Российским компаниям запретят инвестировать в любые энергетические проекты за пределами РФ. А иностранным инвесторам хотят запретить покупать российские гособлигации. Кроме того, DASKAA предполагает оценку личного состояния Владимира Путина и обновления санкционного списка приближенный к нему персон.

Еще один антироссийский закон в повестке дня конгрессменов — Defending Elections against Trolls from Enemy Regimes Act (DETER Act, «Акт о защите выборов от троллей вражеских режимов»). Он предусматривает: усиление давления на российский энергетический и финансовый рынки, усиление санкций против российских олигархов и компаний с госучастием, введение санкций против российского госдолга, российских хакеров, создание национального центра по противодействию российской угрозе, создание должности координатора по санкциям в Госдепартаменте США.

Всего под санкциями находится около 200 граждан РФ и свыше 400 российских компаний. В апреле 2018-го в санкционные списки попали: председатель совета директоров ГК «Ренова» Виктор Вексельберг; бывший зять Путина — член совета директоров «СИБУР Холдинг» Кирилл Шамалов; совладелец «ТПС Недвижимость», «Газпром бурение», «ТЭК Мосэнерго» Игорь Ротенберг; совладелец USM Holdings, депутат Госдумы Андрей Скоч; основной владелец компании «Полюс», сенатор Сулейман Керимов; акционер ОАО «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов; владелец UC Rusal и холдинга En+ Олег Дерипаска. До 23 октября с ними должны прекратить любое сотрудничество американские компании и физлица.

МГ следит за санкциями и их влиянием на экономику страны.

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг