Рейтинг невыездных предпринимателей-банкротов

За три года действия закона о банкротстве граждан Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти всего 11 раз установил россиянам-банкротам запрет на пересечение границы РФ. Хотя финансовые управляющие почти 500 раз просили об этой весьма эффективной мере.

12 июля 2018 в 20:01 | Категория: Общество

С 1 октября 2015 года (когда вступила в силу глава закона «О банкротстве», касающаяся банкротства граждан) Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти, по подсчетам МГ, рассмотрел более 480 ходатайств об установлении гражданам-банкротам временного ограничения на выезд за пределы РФ. И удовлетворил их лишь в отношении 11 граждан-банкротов — доля настолько ничтожная, что финансовые управляющие заключают: этот инструмент не работает. МГ изучила все 11 кейсов, чтобы понять, какие обоснования судьи считают достаточными для удовлетворения этого ходатайства, а в каких случаях банкротящимся россиянам не возбраняется ездить на курорты и тратить деньги в зарубежных бутиках. Получается парадоксальная ситуация: до введения процедуры банкротства кредиторы могут воспользоваться услугами судебных приставов, которые делают должника невыездным. Но как только процедура введена, все ранее установленные ограничения с должника снимаются. А от судьи добиться такого же ограничения почти нереально.

 

Рейтинг невыездных

Общая сумма долгов 11 банкротов — около 1,43 млрд рублей.

Первое место: Александр Казанцев, долг 814 млн рублей

Самым крупным должником, лишенным возможности пересекать российские рубежи, стал Александр Казарцев, совладелец обанкротившихся компаний «Ространсстрой» и «Росстроймеханизация», которые были крупными подрядчиками «РЖД» и Росграницы, возводя для них объекты транспортной инфраструктуры — железнодорожные станции и вокзалы, а также погранпереходы. Они обанкротились после кадровых перестановок в руководстве Росграницы, утянув за собой в процедуру и своего крупного кредитора — Петербургскую лизинговую компанию. Она (уже в стадии конкурсного производства) является одним из четырех крупнейших кредиторов самого Казарцева, наряду со Сбербанком, Евроситибанком и КБ Русфинальянс.

Ограничение на выезд гражданину Казарцеву суд установил в ноябре 2016 года. В обоснование финуправляющий сообщил суду, что должник скрывает имущество от кредиторов (точнее, он просто не ответил на запрос управляющего об имеющихся у него активах).

Второе место: Антон Зайкин, долг 377 млн рублей

Антон Зайкин — экс-совладелец АО «Московское оптово-розничное объединение» (МОРО). Эта компания возникла на обломках рухнувшей в конце 2000-х бизнес-империи «Сорус», одного из трех лидеров рынка импорта бананов тех лет (кстати, Зайкин был совладельцем и «Соруса» тоже). МОРО владело складами в Гатчине и в морском порту Петербурга, которые сдавало под овощи. В 2016 году компания также обанкротилась и в ходе процедуры попала под контроль петербургского миллиардера Муссы Экзекова, который теперь является одним из кредиторов Антона Зайкина. В обоснование запрета Зайкину на выезд за рубеж его финансовый управляющий сообщил об уклонении должника от предоставления информации об активах, а также предположил, что за рубежом гражданин-банкрот может спрятать свое имущество и спрятаться от кредиторов сам.

Третье место: Сергей Колесников, долг 104 млн рублей

Индивидуальный предприниматель Сергей Колесников занимался поставками медицинских расходных материалов. Он задолжал банку «Таврический», Альфа-банку и ВТБ, а также нескольким физлицам. Суд в 2016 году запретил ему покидать Россию на том основании, что он не проживает по прописке и не отвечает на запросы управляющего.

Эти основания были достаточными практически для всех невыездных банкротов Петербурга и Ленобласти. А для замыкающих рейтинг должников они, похоже, стали тем мотивом, который побудил их просто погасить долги (благо, у них суммы были незначительными, едва за 100 тыс. рублей).

 

Научились отвечать

Как говорят арбитражные управляющие, практически все должники успешно отбиваются от ходатайств по поводу запрета выезда за границу. Для этого достаточно, например, представить справку от врача о том, что им необходимо лечение за рубежом. В этом случае даже наложенные меры суд снимает досрочно.

Кроме того, важным основанием для отказа суд может считать тот факт, что в течение длительного времени должник никуда не убежал. Так, например, было отказано в запрете покидать родину миллиардеру-банкроту Андрею Исаеву, основателю холдинга «Петербургское агентство недвижимости» и экс-совладельцу Балтийского банка. Даже принесенные ходатаями в суд копии загранпаспорта с визами и видом на жительство во Франции не убедили судей в необходимости закрыть Исаеву выезд.

 

Мария Кудинова, старший юрист «РАУД»

В нашей практике было два интересных кейса. В первом нам удалось не допустить ограничения на выезд из-за того, что работа должника связана с постоянными командировками за границу, а это доход в конкурсную массу. В другом случае мы, наоборот, ограничили выезд, причем каких-либо проблем в процессе даже не возникало. Суды, рассматривая данный вопрос, как правило, исходят из недопущения причинения убытков должником в связи с выездом за рубеж. Но и тут есть интересный нюанс: недопущение не работает, если должник выезжает через границу с Республикой Беларусь, так как с ней у России безвизовый режим. Но оттуда должник может выехать в Европу. Поэтому целесообразно подавать ходатайство на отдельное ограничение выезда в Республику Беларусь.

 

Олег Ганюшин, адвокат «Прайм Эдвайс»

Проблема в том, что заявителю приходится доказывать, что без запрета на выезд должника за границу не удастся удовлетворить требования кредиторов. В большинстве судебных процедур это сделать практически невозможно. Поэтому мы выработали альтернативную стратегию. В рамках дела о банкротстве мы истребуем от должника документы и информацию, которые он должен раскрыть суду и управляющему. А потом ходатайствуем перед судебным приставом-исполнителем об ограничении выезда должника. Уже в двух процедурах, касающихся банкротства бенефициаров бизнеса, эта стратегия показала свою эффективность.

 

Карина Епифанцева, юрист «Апелляционного центра»

У нас была положительная практика на стороне должников: управляющим отказывали в удовлетворении подобных ходатайств. Арбитражные суды приравнивают запрет выезда к обеспечительным мерам, поэтому такое требование должно быть мотивированно со стороны управляющего. Например, часто указывают на возможность использования имеющихся у должника банковских карт заграницей в неограниченных пределах. Весомым аргументом в пользу должника является, например, необходимость прохождения лечения заграницей, для подтверждения которой достаточно письма из иностранного медицинского учреждения.

Получить запрет выезда у приставов намного легче, чем в арбитражном суде в деле о банкротстве. Только вот в стадии реализации имущества все ограничения, наложенные приставами, снимаются, и должник попадает даже в более выгодное положение, чем до банкротства.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...