Генерал-лейтенант юстиции Виктор Леденев — потерпевший по делу о вымогательстве
Фото: kld.sledcom.ru

«Пошел <вон>! Вот и все основания!»

Убедительных доказательств вымогательства $50 тысяч у генерала Следкома журналистом Игорем Рудниковым в суде пока не представлено, зато в показаниях подвыпившего экс-замполпреда всплыли пикантные подробности жизни федеральных чиновников и силовиков.

18 апреля 2019 в 11:53 | Категория: Общество

Генерал-лейтенант юстиции Виктор Леденев — потерпевший по делу о вымогательстве
Фото: kld.sledcom.ru

Обвинение представило в Московском райсуде Петербурга доказательства вины Игоря Рудникова, обвиняемого в вымогательстве денег у начальника Следственного управления СК РФ по Калининградской области, генерала Виктора Леденева.

Все началось с просмотра и прослушивания видео и аудиозаписей оперативной съемки.

Если вкратце, то не журналист вымогал деньги, а генерал сам готовился предложить их журналисту. Но больше всего воодушевили слушателей откровения подвыпившего бывшего заместителя полпреда президента РФ в СЗФО Александра Дацышина, который рассказывает, как решаются в регионе финансовые вопросы с оппозицией, как по бросовым ценам продается ценная земля федеральным чиновникам и многое другое.

Затянувшаяся встреча

Первой слушали запись, сделанную 18 сентября 2017 года в кабинете Леденева.

Рядовая, в общем-то, встреча главы калининградского СК с депутатом и журналистом Игорем Рудниковым заняла 1 час 47 минут. По мнению адвокатов Рудникова, подобная встреча должна была занять 10-15 минут времени генерала. Но он специально ее затягивал, чтобы подвести к одной-единственной фразе:

— То, что Дацышин мне обозначил, верно?

— Да, верно, — отвечает Рудников.

После чего Леденев пишет что-то на листке откидного календаря, показывает Рудникову, тот кивает и говорит: «С этим вопросом только к Александру Ярославичу! (Дацышину. —МГ)», — после чего возвращает Леденева к обсуждаемому вопросу.

А вопрос, во всяком случае с точки зрения Рудникова, на встрече, инициировал которую именно Леденев, обсуждался очень важный. Журналист, а на тот момент еще и депутут Рудников требовал от следственных органов переквалифицировать дело о покушении на него в марте 2016 года со статьи 30 и 105 УК РФ (покушение на убийство) на статью 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Считая, что именно его деятельность как журналиста (общественный деятель) и депутата (государственный деятель) послужила причиной покушения на него.

Логическая цепочка

Как следует из видеозаписи, Леденев согласился с Рудниковым по поводу переквалификации дела. И доводы юристов, которые пришли вместе с Рудниковым, генерала вроде как убедили. Но когда посетители уже собирались уходить, он попросил журналиста задержаться. Именно тогда он и задал свой главный вопрос про Дацышина и показал листок календаоя, который тут же уничтожил.

На записи не видно, что именно было написано на листке. Но главное было сделано: Рудников кивнул, упомянул бывшего заместителя полпреда, так была обозначена непосредственная связь в данном деле Дацышина и Рудникова. А сделано это было для того, чтобы провести логическую цепочку между аудиозаписью беседы с Дацышиным, сделанной за три дня до той встречи, и вымогательством денег.

Аудиозапись беседы Леденева с Дацышиным 15 сентября 2017 года (в офисе Дацышина) тоже была прослушана. И вызвала настоящий шок у всех присутствовавших. Не потому, что запись изобиловала ненормативной лексикой (за которую Дацышин краснел и четыре раза извинялся перед судьей), а потому, что слишком уж откровенные вещи там звучали.

Бастрыкин сказал

Как пояснил в суде Дацышин, запись была сделана вечером в пятницу, после напряженной трудовой недели и по окончании какого-то важного этапа в работе фирмы подсудимого. В общем, как признался Дацышин, он был изрядно навеселе. Потому и откровенничал. И речь там уже напрямую шла о деньгах.

— Чего он хочет? — прямо спрашивает Леденев у бывшего зама полпреда.

— Ну это же понятно, <так сказать>, чего! — отвечает Дацышин. — Одно дело, когда в заголовке громкая фамилия, а другое, если <ерунда> какая-то.

— Но он же понимает, что никакой взятки я не брал, с Ковальским (именно последнего Рудников называет заказчиком покушения на него. — МГ) никак не связан, — продолжает допытываться Леденев. — Ему просто скандал нужен?

— А на скандале можно больше заработать, — отвечает бывший заместитель полпреда.

— Так он что, навариться на мне хочет? — радостно переходит к сути генерал.

— Это вряд ли, он ведь действительно тратился, — говорит Дацышин. — У него везде информаторы…

— Так он им платит? — удивляется Леденев.

— Кончено! Откуда, ты думаешь, у него все эти сведения? Я вот помню, статью он печатал про (неразборчиво), так там все до ниточки: где какие дома, счета, машины, какие фирмы. Все, <понимаешь>, выписки, реквизиты, вообще все…

— Ну, мне сразу сказали, как только статьи появились: мол жди ходоков за деньгами, — признается генерал. — Но никто не пришел, и я сам решил пойти. Шеф (председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. — МГ) мне сказал: ты что, с каким-то областным депутатишкой вопрос не можешь закрыть? А когда он такое говорит, значит, я сам должен здесь все решить. Не знаю, для кого как, а для меня 50 тысяч — деньги не маленькие. Но найдутся люди, которые за меня этот вопрос решат…

«Раньше все проще было…»

Здесь впервые, но не в последний раз звучит именно эта сумма — 50 тысяч. Именно столько, по мнению следствия, Рудников вымогал у Леденева. Однако из этой же записи явно следует, что генерал сам решил предложить Рудникову деньги. Кстати, из этой же записи следует, что законно прижать журналиста никак не получалось.

— Он же, <паразит>, по грани ходит, но ее не переходит, — сокрушался Леденев.

— Да все вопросы всегда так решались, — утверждает Дацышин. — Я когда замом полпреда был, знаешь, как с оппозицией вопрос решил? Вызвал сюда Говоруна (Олег Говорун, начальник Управления администрации президента РФ по внутренней политике в 2006-2011 гг. — МГ). Тот просто привез 18 млн и отдал им. Ну, они же тратились там на митинги, вот и компенсировал. И все закончилось…

— Раньше все проще было, — пускается в воспоминания Дацышин. — Мы каждую неделю где-то собирались, ну, там выпить, девочки (неразборчиво), и все вопросы решали. Всегда информация была. Про какие-то статьи заранее узнавали и просто задерживали на таможне и изымали тираж. Основания? Да пошел <вон>, вот и все основания! А будет ерепениться — в камеру! За растаможку там или еще за что-нибудь! И все тихо было, все вопросы быстро решались. Я же сам этот круг создал, а сейчас все разрушили, каждый сам на себя одеяло тянет…

— Эту практику надо возрождать, — горячо поддерживает Леденев, иначе каждая <любопытная тварь> (несмотря на то, что генерал знает, что разговор пишется, но от ненормативной лексики и он уйти не может, а может, просто наболело) тебя пинает, а ты утирайся…

«Я ему деньги занесу…»

— Да раньше все проще было! Ты знаешь, сколько земля в Синявино (курортная зона у озера в Калининградской области, в настоящее время земля там продается по 170 тысяч рублей за сотку. — МГ) сейчас стоит? А я им всем по 90 тысяч сделал…

— 90 тысяч сотка? – уточняет Леденев.

— Какая <к чертям> сотка, 90 штук рублей за участок! Там 400 гектар сельхозземель было, я их вывел и федералам участки сделал. Там все покупали: Грызлов, Кириенко, ФНС, все-все федералы… По игорной зоне тоже…

На этом этапе до Леденева, видимо, стало доходить, что если Дацышина не остановить, то он на запись может наговорить слишком много лишнего, и генерал возвращается к Рудникову.

— А не получится так, что вот сейчас я ему деньги занесу, а он слабину увидит и потребует там 100, 200?

— Да нет, <ерунда>, нормально все будет!

— Ну, 50 тысяч я гарантирую, а вот с 277-ой (речь идет о переквалификации статьи. — МГ) нужно искать компромисс. Ты на него влияние имеешь, повлияй.

— Я завтра уезжаю, но с ним поговорю. А ты сам его с юристами пригласи, и вопрос со статьей решите. Но по деньгам он с тобой говорить не будет.

Дацышин оказался прав: как ни намекал Леденев на встрече, Рудников ни о каких деньгах (даже оставшись по просьбе генерала с ним наедине) говорить не стал.

— Да вы не волнуйтесь, — убеждал Леденев, — здесь моя собственная служба безопасности все проверяет, так что все нормально.

— Я не волнуюсь, но об этом только с Александром Ярославичем, — твердо стоял на своем журналист.

В среду в суде было прослушано всего четыре диска записей, и пока никаких доказательств вины именно Рудникова на них нет. Вполне возможно, что на других дисках (их в деле более 10) оперативных записей и съемок имеется что-то более серьезное. Хотя вряд ли там будет нечто более впечатляющее, чем откровения выпившего Дацышина.

Начало истории: Журналиста судят за вымогательство $50 тысяч у генерала

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Тема:
Суд
Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...