Фото: kavkaz-uzel.eu, tengrinews.kz

«Кровь на Кавказе всегда взывает к крови»

Жители Ингушетии, недовольные передачей части их территории Чечне, возобновят 31 октября согласованные с властями республики массовые протесты. Силовики поддерживают свой народ. Территориальный передел может стать причиной новой войны на Кавказе.

19 октября 2018 в 12:33 | Автор: | Категории: Общество

Фото: kavkaz-uzel.eu, tengrinews.kz

Договор об обмене территориями между Ингушетией и Чечней, подписанный 26 сентября главами республик Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым, вступил в силу 16 октября. По условиям соглашения Чечне отходит части Малгобекского и Сунженского районов. Взамен Ингушетия получила участок Надтеречного района Чечни.

Оба республиканских лидера называют обмен «равноценным». Однако судя по картографическим данным договора, это совсем не так: Чечня получила более 26 тыс. га ингушских земель, а Ингушетия — лишь около 1,2 тыс. га, подсчитали эксперты для издания «Кавказский узел». Корректность расчетов на «Эхе Москвы» подтвердила Софья Гаврилова, кандидат географических наук, картограф, аспирант Оксфордского университета.

 

Нефтяной подарок Кадырову

Чечне отошли территории двух крупнейших ингушских тейпов (родовых общин) — Мержоевых и Цечоевых. Для Кавказа, где в государственном управлении традиционно очень сильна роль родовых связей, это очень весомая потеря.

К тому же на территории, которую получила Чечня, расположено Бамутско-Даттыхское нефтяное месторождение, запасы которого оцениваются в 2-3 млн тонн — это минимум $1 млрд. В 2017 году «Роснефть» получила право на разработку этого месторождения до 2042 года. У главы «Роснефти» Игоря Сечина давние партнерские отношения с Кадыровым: компании принадлежит ОАО «Грознефтегаз», которое занимается добычей на территории Чечни. У «Роснефти» 21 лицензия на право пользования недрами в республике (включая отошедшее Чечне Бамутско-Даттыхское месторождение). В сентябре Сечин и Кадыров полюбовно решили давний спор насчет нефтеперерабатывающей компании «Чеченнефтехимпром» стоимостью 2,3 млрд рублей, которая указом президента РФ Владимира Путина передана Чечне, хотя ранее на актив претендовала «Роснефть».

Евкуров и Кадыров утверждают, что отошедшая Ингушетии территория тоже богата полезными ископаемыми. Но достоверных данных на сей счет не приводят.

Плюс на земле, которую получила Чечня, расположен природно-культурный заповедник «Эрзи», что добавляет ценности переданному участку.

 

«Росгвардия» молилась с народом

Не удивительно, что Чечня приняла обмен спокойно, а ингушей он категорически не устроил. Сразу же после подписания договора в столице Ингушетии, Магасе, начался митинг протеста, санкционированный властями. Митингующие требовали отставки Евкурова и проведения референдума о статусе спорных территорий.

Акция протеста завершилась 17 октября, митингующие разобрали палатки, убрали территорию, на которой провели две недели. Председатель Совета тейпов ингушского народа Малсаг Ужахов говорит, что до конца октября протестующие проведут «сходы тейпов, а после них — конгресс или съезд ингушского народа, цитирует лидера «Коммерсантъ». Ингушские власти согласовали новый митинг: он начнется 31 октября и продлится три дня.

В ингушскую столицу стянуты войска и подразделения «Росгвардии». Но не известно, согласятся ли они разгонять соотечественников, если получат такой приказ. По крайней мере бойцы «Росгвардии», контролировавшие ситуацию во время двухнедельной акции протеста, совершали намаз вместе с митингующими. То есть силовики единодушны с народом.

Местные активисты утверждают, что они и их семьи получают угрозы, а 6 октября в Магасе похитили и избили сотрудника правозащитной организации Amnesty International Олега Козловского. Его избили и отпустили. Козловский считает, что к похищению причастны сотрудники республиканского центра по противодействию экстремизму.

 

Родовая память

Протесты в Ингушетии до сих пор проходили мирно, под патронажем старейшин, но кровь может пролиться в любой момент, если будет принято решение о силовом разгоне акции, считает ингушский общественный деятель Умар Османов (имя изменено по просьбе собеседника).

«Современная карта Ингушетии похожа на обгрызенное яблоко. С левой стороны «выгрызена» территория Пригородного района, перешедшего в состав Северной Осетии, а теперь с правой стороны «отгрызают» другой кусок. Люди болезненно на это реагируют. Земля в Ингушетии и на всем Северном Кавказе — главная ценность. У нас огромное малоземелье», — говорит Османов.

Населенных пунктов на переданной Чечне территории сейчас почти нет, потому что в последние годы людей выселяли с хуторов. А оставшиеся говорят, что селения кто-то часто обстреливал, были проблемы с коммуникациями и водоснабжением. Поэтому многие уезжали сами. Но похороны, а часто и свадьбы проводятся в родовых селах, ведь здесь на родовых кладбищах лежат их предки, говорит Османов.

 

Депортация смягчила конфликт

Территориальный спор между Чечней и Ингушетией время от времени вспыхивал конфликтами еще в советские времена, когда существовала единая Чечено-Ингушская АССР (ЧИ АССР, создана в 1936 году). Даже находясь в составе одной республики, чеченцы и ингуши стремились к автономии и пытались отвоевать друг у друга территории.

Самые спорные районы, в разное время принадлежавшие Чечне и Ингушетии:

  • Галанчожский, Чеберлоевский, Шароевский, Итум-Калинский, Шатоевский, Наурский, Каргалинский, Шелковской, Надтеречный, Пригородный, Малгобекский, Назрановский, Сунженский.

Отчасти сгладила этот конфликт депортация 1944 года, когда советские власти обвинили ЧИ АССР в коллаборационизме, расформировали республику, а входившие в нее народы выселили в Казахстан и Киргизию. Указом Президиума Верховного Совета СССР была создана Грозненская область, в которую вошли современная Чечня, а также часть Дагестана и Ставропольского края.

В 1957 году ЧИ АССР восстановили, и народы вернулись на родовые земли. Но административно-территориальное разделение было уже не таким, как до депортации. ЧИ АССР потеряла несколько районов, а другие, наоборот, приобрела, забрав их у соседей — Ставропольского края и Северо-Осетинской АССР.

 

Две войны

Новая волна конфликта началась в 1991 году, когда распался СССР. Глава созданного в 1990 году Общенационального конгресса чеченского народа бывший генерал советских ВВС Джохар Дудаев 8 июня 1991 года заявил о независимости Чечни. Это положило начало вооруженному конфликту. В ноябре 1991-го президент России Борис Ельцин объявил о введении чрезвычайного положения в Чечено-Ингушской Республике, но это не спасло ситуацию. Летом 1994-го в Чечне началась война: с одной стороны были войска Дудаева, с другой — поддержанные Россией силы Временного совета Чеченской Республики, возглавляемого Умаром Автурхановым.

Войну удалось остановить лишь в 1996-м: 31 августа председатель Совбеза России Александр Лебедь и лидер Ичкерии Аслан Масхадов в дагестанском городе Хасавюрте подписали соглашение о перемирии. Россия вывела войска из Чечни, республика получила фактическую независимость (не признанную юридически ни Россией, ни другими странами мира). Решение об установлении юридического статуса Чечни отложили до 31 декабря 2001 года.

Но соглашение о перемирии не сработало, и в 1999 году разразилась вторая война, которую удалось остановить лишь в 2009-м. Официально она называлась контртеррористической операцией на Северном Кавказе. Со стороны Чечни главными движущими силами войны стали боевики Шамиля Басаева, одного из лидеров Конгресса народов Ичкерии и Дагестана, выступавшего за отделение от РФ. Во время первой войны он возглавлял ключевое военное подразделение войск Дудаева. В 2006 году Басаева убили, но контртеррористическую операцию Путин отменил только в 2009-м. В урегулировании конфликта России помогал отец нынешнего президента Чечни — главный муфтий Чечни Ахмат Кадыров, избранный в 2003 году президентом Чеченской Республики и убитый террористами в 2004-м.

 

  • Более 50 тыс. погибших — таковы потери в первой и второй чеченских войнах.

 

Ингушские оппозиционеры опасаются третьей чеченской войны, говорит Умар Османов. «Ингушская делегация 15 октября встретилась с полпредом президента России по Северокавказскому округу Александром Матовниковым в Пятигорске. Он признал, что при заключении соглашения между Чечней и Ингушетией были процедурные нарушения, но договор все равно вступил в силу», — недоумевает Османов. По его мнению, обмен территориями должен быть утвержден на референдуме, а не голосованием парламентов. Депутаты избираются по партийным спискам, значит, не отражают мнение народа, считает Османов.

«Земельный вопрос — последняя капля. Стоит вопрос не только о потере территорий, но и о народной чести. Кровь на Кавказе всегда взывает к крови. Просто разогнать людей нагайками, как это происходило на других несанкционированных митингах, не получится. Здесь люди более жесткие, требующие уважения к своей чести. Я бы не хотел даже рассматривать возможность такого развития событий. Надеюсь, удастся найти какой-то компромисс. Если прольется кровь, последствия будут страшными», — резюмирует Османов.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг