Фото: rostov-na-donu.siss.ru

Искажение младенцев

Ростовские медики требуют отставки главы местного Минздрава Татьяны Быковской, обвиняя ее в фальсификации показателей младенческой смертности. В ответ министр уволила главу Ростовского перинатального центра за «грубые нарушения законодательства».

14 ноября 2018 в 17:31 | Автор: | Категории: Выбор читателей, Общество

Фото: rostov-na-donu.siss.ru

Скандал тлел несколько лет и вышел на поверхность после увольнения в октябре 2018 года руководителя Ростовского областного перинатального центра (ПЦ) — заслуженного врача, доктора медицинских наук Валерия Буштырева. Он подал в суд на территориальный фонд обязательного медстрахования (ТФОМС), обвиняя организацию в недофинасировании центра на сумму 71 млн рублей. Из документов ростовского Минздрава (копия есть в редакции) видно, что деньги центру выделялись без всякой логики. Например, с января по май 2016 года центр получал по 23,7 тыс. рублей на каждую пациентку с обычными родами, в июле финансирование сократили до 15,8 тыс., в августе-октябре — до 9,94 тыс. рублей. А в 2017-м денег неожиданно прибавили: в течение года ставки колебались от 19,3 тыс. до 29,7 тыс. рублей на пациентку. Кесарево сечение оплачивалось центру в начале 2016 года из расчета 26,3 тыс. рублей на пациентку, в конце того же года — по 11-14,7 тыс., в зависимости от месяца. В 2017 году разброс ставок составил от 19,9 тыс. до 30,6 тыс. рублей на пациентку.

Деньги идут на оплату медицинской помощи по полису ОМС, на зарплату персонала, на обслуживание медоборудования, закупку медикаментов, и при нестабильном финансировании невозможно планировать эти расходы, поясняет Валерий Буштырев. Кроме того, в 2016 году ПЦ оказал помощь большему числу пациенток, чем предполагалось, когда верстался бюджет учреждения. «Сумма превышала лимиты на 4,98 млн рублей, 183 случая лечения не были оплачены», — заявил Буштырев.

  • ПЦ построили в 2010 году по федеральной программе развития перинатальных центров, его строительство обошлось в 2,037 млрд рублей. Помимо оказания помощи родовспоможения при патологиях беременности, сохранения жизни недоношенных детей, центр оказывает платные услуги по ведению беременности, лечению бесплодия, ЭКО.

Денег не хватало, центр выкручивался за счет платных услуг, урезал зарплаты сотрудникам. «За счет денег, которые должны идти в медицинские учреждения, ТФОМС оплачивает услуги страховых компаний, адвокатов, которые судятся с медицинскими учреждениями, — говорит Буштырев.

Потеряв надежду, что Минздрав покроет потребности ПЦ, Буштырев подал на министерство иск в суд. После этого на медучреждение посыпались проверки.

Росздравнадзор обнаружил нарушения в хозяйственной деятельности перинатального центра, при этом глава Минздрава Ростовской области Татьяна Быковская (руководит ведомством с декабря 2004 года) утверждала, что к медицинской деятельности нет ни одной претензии. С Буштыревым расторгли контракт, он вышел на пенсию. Минздрав обвиняет руководство ПЦ в нарушениях при проведении закупок реагентов на 44 млн рублей, 8 ноября ведомство сообщило, что материалы проверки деятельности медучреждения переданы в правоохранительные органы, в ПЦ «выявлены грубые нарушения законодательства, которые привели к неэффективному использованию финансовых ресурсов».

Черная метка

Супруга бывшего главврача ПЦ, соучредитель семейной клиники-роддома «Клиника профессора Буштыревой», главный акушер-гинеколог Ростовской области Ирина Буштырева, рассказала МГ, что ее семья в последнее время получает угрозы от неизвестных граждан, которые ссылаются на свою связь с Татьяной Быковской, а также от нее самой. Так, сыну Буштырева, акушеру-гинекологу ПЦ Александру Буштыреву, за день до увольнения отца передали пожелание, якобы высказанное Быковской: «Передай отцу черную метку, а если он не успокоится, зайдут силовики и уничтожат».

«Это борьба за выживание, за репутацию, за восстановление своих прав. То, что мы заговорили, связано с жесточайшей несправедливостью, беспределом. Конечно, увольнение послужило пусковым механизмом. Но сказать, что мы молчали раньше, будет неправдой. Я докладывала вице-губернатору Игорю Бондареву, с самой Быковской вела ожесточенные споры о состоянии акушерства и педиатрии в регионе. Докладывала в администрацию полпреда президента по Южному федеральному округу (ЮФО), представляла аналитические справки, говорила на личных приемах с руководством области, была в прокуратуре Ворошиловского района несколько раз», — перечисляет Ирина Буштырева.

По ее мнению, в Ростове занижаются показатели детской смертности, чтобы не портить репутацию региона. В Ростовской области рожает много мигрантов, которые поздно встают на учет по беременности, из-за этого возникают проблемы со здоровьем и у них, и у младенцев. Поэтому в Ростове традиционно высокий показатель смертности детей до года. Например, в январе-августе 2017 года регион стал лидером по этому печальному критерию в ЮФО: в Ростовской области умерли 195 младенцев.

Однако в 2018 году дела стремительно пошли на лад: за девять месяцев 2018 года в регионе умерли всего 156 малышей в возрасте до года, в то время как за тот же период 2017-м — 229, подсчитал Росстат.

Такое резкое улучшение ситуации — результат манипуляций данными, считает Буштырева. Дело в том, что чиновники не учитывают смерти недоношенных детей, которых врачи должны выхаживать. По нормативам Минздрава РФ с 2012 года медики обязаны бороться за жизнь ребенка, если при преждевременном рождении он весит более 500 граммов (ранее было от 1 кг). В Ростове многих слабых новорожденных не выхаживают, а их смерть квалифицируют как поздние выкидыши или случаи мертворождения.

«Когда в районах области случаются сверхранние роды, рожениц стараются не везти в ПЦ, где выхаживают всех. Женщины рожают в местных медучреждениях, где нет условий для выхаживания, а потом малыша оформляют как мертворожденного. Пишут, что вес плода в возрасте 21,6 недель был 499 граммов. Особенно легко удается это с женщинами, не знающими своих прав. Решаются сразу две проблемы: хороший показатель и экономия — не надо выделять на выхаживание деньги», — поясняет Ирина Буштырева.

Ростовские медики утверждают, что манипуляции с цифрами проводятся с ведома Татьяны Быковской, и собирают подписи под петицией в Минздрав РФ с требованием отставки местной чиновницы.

Криминальная известность

Татьяна Быковская — известная персона не только в своем регионе. Она прославилась в 2010 году, когда оказалась замешанной в громкий скандал с закупкой томографов по завышенной почти втрое цене. Ростовский Минздрав в 2009 году закупил у фирмы ООО «Алком-7» компьютерные томографы по цене, почти втрое превышавшей цены производителей. Так, оборудование фирмы General Electric «Алком-7» продал Минздраву за 90,4 млн рублей, хотя сам производитель продавал его по 34,5 млн рублей за штуку. Директора «Алком-7» Романа Гордашевского СМИ называли родственником Татьяны Быковской.

После проверки закупки Счетной палатой РФ историей заинтересовалась Генпрокуратура, а за ней и президент РФ — тогда Дмитрий Медведев.

Следственный комитет России (СКР) возбудил по этому факт уголовное дело, обвинив замминистра здравоохранения Ростовской области Василия Кравченко и начальника отдела централизованных закупок областного Минздрава Марины Липовской в причинении бюджету ущерба в 120 млн рублей. Потом ущерб снизили до 93 млн рублей, чиновников 11 ноября 2013 года осудили на два года лишения свободы. А Гордышевского, который скрылся за границей, объявили в международный розыск. Правда, потом искать его перестали.

В 2016 году другого родственника Быковской — ее бывшего зятя Андрея Фасса — осудили на 4,5 года лишения свободы за то, что компания «Роялти», которую возглавлял Фасс, присвоила 92 млн рублей, перечисленных ей ростовчанами за коммунальные услуги. Андрей Фасс не явился на заседание суда, когда судья зачитывал приговор, и скрылся из Ростова-на-Дону. Предпринимателя объявили в федеральный розыск.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.