Генерал-лейтенант юстиции Леденев (слева) принимает генерал-лейтенанта МВД Евгения Мартынова
Фото: Архив

Генералы раскрывают суть

В петербургском суде по делу журналиста Рудникова всплыли записи разговоров двух генералов, которые свободно, не стесняясь в выражениях, рассуждают о бизнесе, чиновниках и о деятельности силовых структур Калининградской области и не только.

30 апреля 2019 в 13:01 | Категория: Общество

Генерал-лейтенант юстиции Леденев (слева) принимает генерал-лейтенанта МВД Евгения Мартынова
Фото: Архив

В Московском суде Петербурга обвинение закончило предъявлять доказательства вины журналиста и бывшего депутата Калининградской областной думы Игоря Рудникова. Его обвиняют в вымогательстве $50 тысяч у главы Следственного управления СК РФ по Калининградской области генерала Виктора Леденева.

Второй фигурант этого дела — предприниматель Александр Дацышин. Его обвиняют в посредничестве в вымогательстве.

По мнению защиты подсудимых, прямых доказательств у обвинения нет, лишь косвенные. Одной из последних была прослушана пленка, из-за которой Леденев требовал закрыть процесс от прессы.

Разговор происходит 1 октября 2017 года в генеральском доме, про который писал Рудников. В гости к генерал-лейтенанту юстиции Леденеву заглянул на чашечку кофе генерал-лейтенант МВД, бывший глава Калининградского УМВД Евгений Мартынов.

В июне 2016-го Мартынова перевели в Москву на должность главного инспектора МВД, а через пять месяцев вывели за штат.

Мартынов регулярно наведывался в Калининград, где отработал почти пять лет.

Разговор двух генералов длился более часа. Рудникова обсуждали минуты две-три. Все остальное время генералы, не стесняясь в выражениях, говорили про дела насущные: бизнес, крышевание бизнеса, взаимодействие с криминальными структурами, здоровье близких, стоимость лечения в Германии, «дурацкие» распоряжения федеральных ведомств, перестановки во властных структурах — как в Калининградской области, так и в Москве — и прочие важные вещи.

Расшифровка записи занимает более 50 страниц. Мы предлагаем читателю ознакомиться с наиболее важными диалогами из этой весьма интересной беседы.

Про СК РФ и совещания

Леденев (Л): Завтра в Москву, там совещание. <Сюрпризы> буду получать…

Мартынов (М): А за что?

Л: Да там по ятрогенным этим преступлениям (врачебные ошибки. — МГ). Два года в суд не направляли. Ну, если их нету? Я их что, специально, что ли, буду совершать или что?

М: <Эх, одно горе>!

Л: …Ну, есть претензии, что люди жалуются, что мы там что-то не так делаем… Что есть, то расследуем…

М: Ну, если их нет, <что поделать>!

Л: Ну, не знаю, поеду. Дело в том, что меня там докладчиком поставили… Ну, он (видимо, имеется в виду председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. — МГ) взял такую манеру проводить тематические. До ятрогенных спиртосодержащие были. Ну, паленая водка там… Потом по зарплате… Ну, мы как-то те проскочили…

По сообщениям в прессе, и с паленой водкой, и с задержкой зарплат в Калининградской области далеко не все гладко. В частности, на предприятиях водочного короля Константина Суслова (о нем и его делах пойдет речь позже) зарплату задерживают по три-четыре месяца и выплачивают частями, «зажимая» сверхурочные.

Про Росгвардию и федеральных начальников

Л: Налить тебе еще кофе?

М: Нет, все отлично, <просто красота>. Я напился… Вот, Вить, ну, у меня в двух словах. Значит, материалы мои пошли, <прямым ходом>, на Росгвардию, на начальника Москвы.

Л: Москвы, да?

М: Москвы, <эх, одно расстройство>. Согласился на эту <ерунду>, <дурачок>. Только согласился, <понимаешь>, ФСБ вроде подтвердило, <туда-сюда>. Между Колокольцевым и Золотовым, <эх, одно расстройство>, они разосрались. Вон Колокольцев сейчас пытается рубить того, <понимаешь>, палки в колеса…

Владимир Колокольцев — министр МВД РФ с мая 2012 года, генерал полиции, включен в санкционный «Кремлевский список» США из 17 чиновников и 7 бизнесменов, наиболее близких к президенту Владимиру Путину.

Виктор Золотов — главнокомандующий войсками национальной гвардии РФ, бывший сотрудник КГБ СССР, в августе 1991 года вместе с Александром Коржаковым охранял экс-президента России Бориса Ельцина во время путча. В 1992 году направлен в Петербург личным охранником Анатолия Собчака. Там познакомился с Владимиром Путиным. Стал его постоянным спарринг-партнером по дзюдо и боксу. С 2000-го по 2013 год начальник Службы безопасности президента, генерал армии, включен в санкционный «Кремлевский список» США.

Про Росреестр и Московскую область

М: Только у меня закрутилось — на прошлой неделе, <представляешь>, звонок. Звонит зам регистрационной палаты. Росреестр, знаешь такую <структуру>?

Росреестр — Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, подразделение Министерства экономического развития РФ, регистрирует права и сделки с недвижимостью, ведет кадастровый учет, лицензирование геодезических и картографических работ и пр.

Л: Знаю. Наш?

М: Нет, федеральный. А там бывший, ну, ты должен его знать, <как ни крути>, значит, Эдуард Викторович, <обаятельный>, который у Реймера был первый зам. Реймера, помнишь, закрыли?

Александр Реймер — бывший начальник Главного управления федеральной службы исполнения наказаний РФ. В июне 2017 года приговорен к восьми годам лишения свободы за мошенничество при закупке браслетов для контроля местонахождения обвиняемых и условно освобожденных. По мнению следствия, ущерб казне составил 3,4 млрд рублей, из которых лично Реймеру досталось 1,2 млрд рублей (около $100 млн).

Л: А! Ну-ну…

М: И вот сейчас Реймера посадили, он ушел на гражданку. Сейчас в Росреестре, <понимаешь>. Эдик мне звонит… Слушай, так и так, <и с одной, и с другой стороны>, вот я тебе предлагаю в Московскую область начальником. Понимаешь, да?

Л: (смеется) Хорошая тема!

М: Я говорю, ну, Московская область, она мне известна, <клянусь>… А этот <нехороший во всех смыслах человек>, Брынцалов Игорь, <понимаешь>, первый зам его Никита Черных — мои друзья… И сейчас у меня с Брынцаловым-то, старый дом, мы соседи, забор в забор… Пятнадцать лет назад построили, <невероятно>, в Салтыковке… Храм там построили. У нас там табличка: значит, его фамилия, моя…

Игорь Брынцалов — спикер Московской областной думы. Его первый заместитель — депутат от «Единой России» Никита Чаплин, 1982 г.р., — с 2007-го по 2013 год председатель Комитета по аграрной политике, землепользованию, природным ресурсам и экологии Московской областной думы. В 2013-2016 годы зампредседателя Московской облдумы, с 2016 года первый зам. Скорее всего, Мартынов ошибся, назвав его по фамилии Черных. Потому что дальше будет звучать уже фамилия Чаплин.

Про миллионы, которые министрам не снились

М: Ну, я к нему (Брынцалову) приехал, <слава Богу>. А он говорит: «Слушай, ну это <фантастическая> тема, <потрясающая>» Что ты, говорит, там теряешь? Вот, <так сказать>, Чаплин Никита, говорит: он курирует направление, он председатель земельного комитета, <понимаешь>. А Чаплин был еще в свое время у Тяжлова, <такое дело>, всю жизнь. Ну, главным решалой. Рулил всей Московской областью во времена Тяжлова, Лужкова и всего прочего.

Тут Мартынов что-то путает. Анатолий Тяжлов возглавлял администрацию Московской области с 1991-го по 1995 год. Потом был губернатором Московской области с 1995-го по 2000-й. В декабре 1999 года проиграл выборы Борису Громову и ушел в Совет Федерации. На момент, когда Тяжлов покинул пост губернатора, Чаплину было 17 лет. Депутатом Мособлдумы и председателем комитета он стал в 2007 году, в возрасте 25 лет.

М: Ну, Никита, этот молодой, <понимаешь>, выходит, говорит: «Пойдемте, Евгений Владимирович, говорит, чайку попьем». Ну, пойдем, говорю. Вышли с ним, как раз дождик заморосил. Мы — раз в первую попавшуюся там кофейню, какую-то <непонятную>. Он достает лист, берет ручку, фломастер и рисует все схемы. Короче, <видишь ли>, говорит мне: «Слушай, ты тут с этой темой, говорит, я ее вот уже, <к сожалению>, семь лет курирую, <горе мне>, значит, она от $1,5 до $2 млн, там хуже зарабатывает министр на этом».

Л: Нет, ну там понятно. Ну, область — это <ад>

М: Ну да. Он говорит: «Количество всех операций в России больше всего, говорит, вот здесь. А твоя задача только выстроить, <понимаешь>, с ФСБ, <такое дело>. Москвы, области. Воробьева — <надо послать туда>, всю <эту ситуацию> я здесь все согласую, <обещаю тебе>… Все я выстрою, <дорогой мой товарищ>, даже не дергайся».

Ну, я еду к этому Эдику, <нехорошему человеку>.

Л: А назначает кто на эту должность?

М: МЭРТ, министерство. Курирует Абрамцева, замминистра экономики, <невероятная женщина>, брат… Вот, <понимаешь>, говорит, одевай галстук, пошли к ней. Говорит, ты ей понравишься, <охохонюшки>…

Андрей Воробьев — с 2013 года губернатор Московской области.
МЭРТ — Министерство экономического развития и торговли РФ.
Мартынов опять перепутал фамилию. Замминистра экономики и развития не Абрамцева, а Виктория Абрамченко.

Про секс и ФСБ

М: Этот Эдик, который мой, он ее <теребит время от времени>, слышь, Вить. Вот я к нему приезжаю, ну, слово за слово, ну, говорит, она там топчет, чтобы мы представили кандидата. Я, говорит, в этой <сложной ситуации>… Он говорит: «Слушай, ну там же бабки.<С какой стати> там твоя Гвардия, <ненасытная>. Я, <понимаешь>, там с Дорофеевым, это Алексей, наш начальник ФСБ Москвы и Московской области… Говорит, ну он меня, значит, тоже знает. Там то-то, то-то, позвоню. Дадим тебе куратора, <будь спокоен>. Я: «Слушай, ну <не волнуйся>, говорю, неделю терпите, <уж будьте любезны>. Я в любом случае». Ну, сейчас, я год ждал, <эх…>, и сейчас я шефу скажу, что, <эх>, извини?

Л: Ну, а к нам ничего не будет приходить? Запросов никаких?

М: А вот <кто> ее знает. Будут, <понимаешь>, запросы или нет.

Л: Мы-то ответим в любом случае, что проверка проводилась, но по реабилитирующим…

М: УСБ тебе, <кстати>, никаких запросов не присылало?

Л: Нет, не было.

М: Ну вот, короче, эмщики бумагу подписали (управление «М», управление ФСБ РФ по контрразведывательному обеспечению МВД, МЧС и Минюста; кстати, Дорофеев возглавлял это управление с 2010-го по октябрь 2012 года. — МГ), значит, они, <удивительные люди>, знают.

Л: Ну, у нас-то нормально все.

М: Ну да. У вас-то все нормально. Этот, сосед, фсбэшник не теребит тебя? По поводу меня…

Л: Не-не-не, ничего не было…

Про китайцев, бальзам и налоги

М: Брат, ну, слушай, по Косте (водочный король Константин Суслов. — МГ). Вот как ты думаешь, <друг мой>, всю ситуацию? По Косте докладываю, что подписали с китайцами контракт на $694 млн. Вот сейчас у него должна быть первая, <понимаешь>, аванс, <условно>, на закупку «Уссурийского бальзама».

Л: Угу.

М: Завтра к нему приезжают китайцы.

Л: Угу… Значит, заключает контракт на хорошую сумму…

М: Угу. Уже заключен, Вить.

Л: Значит, заключает контракт и до конца года гасит всю сумму…

М: Ну да. 229 млн.

Л: Вот. Он ее гасит — мы прекращаем уголовное дело.

М: Если уже пойдут первые платежи… в любом случае до полного погашения прекращать дело нельзя?

Л: Нет. Пока он не погасит, мы как его прекратим?

М: То есть, <грубо говоря>, пока полностью не погасит ту сумму, которая заявлена, <понимаешь>, ты ничего не сделаешь?

Л: Там же у нас лежит еще на миллионов 600. Ну, то, что НДС… (на осень 2017 года структуры Суслова задолжали в казну налогов на 1,2 млрд рублей. — МГ.) Прокуратура заинтересовалась: а чего вы не возбуждаете? Мы говорим, что там гражданско-правовые. А нам там конкретно приходит, что даже если судом налоговая проверка признана незаконной, то все равно должны возбуждать уголовное дело. Видимо, там Сорокина…

М: Напела…

Л: … прокукарекала на каком-то совещании… Вот такая указиловка пришла.

Ирина Сорокина — начальник Управления федеральной налоговой службы по Калининградской области, государственный советник юстиции 2-го класса, что соответствует званию генерал-лейтенант.

Про заказ на $1 млн и будущее детей

М: Вот вопрос такого плана. Вот деньги если в октябре поступят на траву, <будет очень хорошо>, <просто замечательно>… Ингредиенты закупить. Не арестуют у него?

Л: Ну нет, там не накладывали арест еще… А он заключил мировое? Нет еще?

М: А <ну да>! Они отказ ему дали… И самое главное, что в ФСБ занесли, что он якобы не хочет подписывать мировое…

Л: Ну я тебе клянусь, я переживал, чтобы дело не возбуждали.

М: Ну я-то знаю, что три мировых соглашения он направил, <представь>, через Сорокину в ФНС… Короче, Сорокина, <потрясающе>, вышла, <как бы сказать>, через кого-то, ну Костя расскажет. И он, <нехороший человек>, говорит, что, <представь>, Сорокина намутила, что якобы он отказывается от этих мировых соглашений. Он не на двести, он на все миллиард двести согласен… У меня все на телефоне есть, они (документы, направляемые в ФНС по электронной почте. — МГ) мне автоматом поступают…

И вот сейчас они его подбивают, чтобы заявление написал… Он же там знает, кто заказчик, <удивительно>. Он целую цепочку мне рассказал. Я говорю: погоди с заявлением пока…

Мы сейчас хотим донести, <к слову>, до Алиханова (Антон Алиханов, губернатор Калининградской области. — МГ). Что, слушай, <кстати>, хочешь, чтобы область налоги получала? Есть крупный налогоплательщик, готов миллиард двести выложить…

А она-то ему вбивает в другую сторону. Ну, она отрабатывает свой заказ. Она же, <понимаешь>, миллион долларов получает за то, что вот его <теребит>. Ну, это просто <нонсенс>! Вить, я говорю, что все тут будет все четко, <клянусь>. Это я, <честное слово>, гарантом выступаю…

Сегодня мы служим, а у нас впереди, <большое будущее>, дай Бог, маленькие дети, <дай Бог им здоровья>. Вот они…

Опять про налоги

М: У него смысл в чем? У него на следующий день, <представляешь>, только по ввозке, <надо заметить>, 20 млн бутылок, которые он сейчас имеет право разлить, но он сейчас заблокирован. То есть для того, чтобы получить акциз и все прочее, ему только мировое соглашение. И он должен получить марки, <понимаешь>, брат, ну вот марки, которые на бутылки клеятся.

Л: А что, в Китае тоже марки нужны?

М: Нет, в Китае не нужны… Это, <видишь ли>, другой контракт. Это, грубо говоря, он зальет, он гасит под 600-700 млн налогов. Он их сделает за три месяца, <удивительное дело>, этот «Боско» (имеется в виду линия игристых и шампанских вин марки Bosса, средняя стоимость одной бутылки 300 рублей. — МГ)…

У него еще имеются русские контракты, <понимаешь>. Он, значит, только по одной Калининградской области может поставлять сейчас водку, <ни много ни мало>, с чистой прибылью 45 млн. Из них он может платить 25 млн сразу налогов только по Калининграду, <представляешь>. Ей (Сорокиной. — МГ) нужно только подписать мировое соглашение, чтоб он мог получить акциз.

Л: И радоваться.

М: И деньги пойдут в бюджет. И мы это не можем пробить, <понимаешь>, на всех верхах, <вот ведь какая штука>! Она ему такую рекламу сделала, что <непорядочный человек> он и ему никак.

Про журналиста, которому все платят

Л: Давай я послушаю, что он скажет конкретно, а я пока вопрос выясню… Я что хотел у тебя спросить. Смотри, как бы с Дацышиным мы общаемся. Он как бы меня убеждает, что там как бы все платят и прочее. Говорит про тебя, что платил как бы этому… Вот Козлов (Сергей Козлов, заместитель спикера Калининградской облдумы. — МГ) платил и прочие…

М: Я не платил. Про Козлова слышал, что платил. А мы когда вышли на финишную прямую, там Олег поставил точку. Он Олегу какую-то бумагу дал…

Имеется в виду Олег Шкиль, авторитетный предприниматель, заместитель председателя горсовета депутатов Калининграда. На пленке, которую обвинение представляло ранее, Дацышин говорил, что именно связь Мартынова со Шкилем стала причиной ухода генерала из УМВД Калининградской области.

Л: Ну, мне Дацышин говорит, упертый до полного предела…

М: А сколько он, <кстати сказать>?

Л: Ну, 50 тысяч.

М: Да и <ладно>. У Кости возьмем.

Л: Долларов там или евро, я не знаю чего.

М: У Кости возьмем. Да ты и знать ничего не будешь…

Л: Я просто тебе объяснить позицию. Я просто не очень поверил, а он мне начал: вот тот платил, и тот платил там. Вот когда Цуканов (Николай Цуканов, губернатор Калининградской области в 2010-2016 годах, сейчас полпред президента в Уральском федеральном округе. — МГ) там с Козловым строили дома, ему и Козлов платил… Наверное, потому, что есть чего бояться. Мне, говорю, бояться особо нечего… А он: там телевидение… То он хочет на Общественный совет при президенте вопрос вынести…

М: Я там закрою…

Про ФСБ и детскую песочницу

Л: Да там не надо будет и закрывать. Мы сейчас вопрос решаем. Потому что мне в комитете сказали: «Закрывай вопрос на месте, чтобы вот эта писанина прекратилась…» Ну, там два вопроса. Переквалификация на 277-ю… Я уже был у Хлопушина (Сергей Хлопушин, прокурор Калининградской области. — МГ), он тоже сказал, что 277-я. Я говорю: пусть заберут у нас и отдадут в ФСБ…

М: Это их, <понимаешь>, болото…

Л: Они типа не хотят с вами ссориться. Я говорю: слушай, мы что тут, в детской песочнице сидим, или что? Есть закон, <видите ли>! Положено — забери и отдай!

М: Забери, <пожалуйста>. Пусть работают, <Бог с ними>.

Л: Ну, я Дацышину сказал, что касается финансовой стороны, отдам я, говорю, эти 50 тысяч. Хрен с ним. Но, говорю, мне нужны гарантии, что все, как бы он забыл о моем существовании…

М: Вить, соглашайся, <уверяю тебя>. Только немножко оттяжку по времени возьми, <пожалуйста>, заодно и посмотрим, пишет он что, не пишет…

Решим мы этот вопрос. Соберем мы, <клянусь>, я тебе обещаю, что, <всем миром>, поможем. Да это <ерунда> все!

Л: Этот же Дацышин начал меня убеждать, что надо заплатить. И в качестве примера: и тот платил, и этот, и 18 млн из правительства всем этим давали, когда этот кипеш с Боосом был (Георгий Боос — в 2005-2010 годах губернатор Калининградской области. — МГ).

М: Ну, я помню, я знаю…

Л: Вот, говорит, и Женя платил…

М: Женя не платил. Женя, <не обратил внимания>. В итоге поставил точку Олег. Но Олег мне не говорил, что он ему бабки давал.

Л: Ну, в принципе, может, ты и не знаешь…

Про «безбашенных ментов» и опять про деньги

М: Кстати, по Олегу информации нет?

Л: Вообще ничего нет.

М: Что-то, <понимаешь>, эти менты, <нехорошие люди>. Ну вот мент, <понимаешь>, этот Илларионов, <понимаешь>, безбашенный (Игорь Илларионов, генерал-майор полиции, начальник УМВД Калининградской области, пришел после Мартынова. — МГ)… Дал команду, <понимаешь>, Олега <теребить>, <не щадя сил>. Как он может его <теребить>?

Л: Просто Дацышин сказал, что, мол, не надо, говорит, больше обращаться…

М: Ну, больше не надо, <умоляю вас>, ни с кем… С этим мы договорились, <твердо>. С деньгами в ближайшее время вопрос закроем. Только сам не связывайся, <прошу тебя>. Вон через Дацышина. <Будь он неладен>, и отдадим ему бабки.

Л: Ну, со мной-то и не хочет Рудников, напрямую. Он на Дацышина кивает…

М: С Дацышиным я переговорю. Он богатый человек, и <зачем> ему там. Он мелочиться не будет. А у Олега я спрошу: давал он деньги за меня? Потому что он точку ставил…

Л: Ну, это Дацышин сказал. За что купил, за то и продаю. Просто я думал, узнаю у тебя все.

М: Я прямо сейчас к нему заеду и спрошу. Потом тебе скажу… Ну, что тогда? Я пошел, брат. Тогда мы, значит, уже в Москве встречаемся.

Л: Ну, смотри, я прилетаю завтра, в три с копейками там. Потом еще к совещанию надо подготовиться…

М: Ну, тогда четвертого?

Л: Да, я после совещания в любом случае наберу.

«Брат» поступил не по-братски

В Москве у Леденева микрофона уже не было, а потому выяснить, платил ли Шкиль за Мартынова Рудникову, уже не получится. Да и вряд ли теперь два генерала будут так откровенно друг с другом разговаривать. Теперь они оказались уже по разные стороны баррикад. Ровно через год, осенью 2018-го, ведомство, возглавляемое Леденевым, возбудило уголовное дело в отношении Мартынова по 285-й статье УК РФ (злоупотребление служебными полномочиями).

«Решение принято на основании материалов оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками регионального управления ФСБ, — сообщила официальный представитель регионального Управления СК РФ Наталья Гацко. — По версии следствия, с декабря 2015-го по май 2016 года экс-руководитель УМВД России по Калининградской области совместно с подчиненным, руководствуясь личной заинтересованностью, организовал незаконное проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на сбор сведений о частной жизни двух граждан, чем нарушил их конституционные права и дискредитировал авторитет правоохранительных органов в глазах общественности».

За кем именно следили и кого слушали подчиненные Мартынова по его указанию, пока не разглашается. По некоторым данным, это могут быть журналисты телеканала «Россия», набиравшие материалы для передачи «Дежурная часть». Кроме того, Мартынову могут припомнить таинственное исчезновение 63 тонн янтаря, изъятого на незаконных приисках, организованных калининградским авторитетным предпринимателем Виктором Богданом. В его отношении тоже возбуждено несколько уголовных дел, и он объявлен в розыск. По некоторым данным, Богдан находится в Польше и в Россию возвращаться пока не собирается.

Впрочем, Мартынов тоже не торопится на допрос в калининградское управление СК РФ. Он сейчас находится в декретном отпуске по уходу за ребенком. А еще у него резко пошатнулось здоровье, которое не позволяет генералу предстать пред очи «братана».

Предыдущие откровения генерала Леденева читайте здесь.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...