Мнения / Саймон Пирани

Что изменит «Северный поток 2»

20 ноября 2018 в 16:34

Саймон Пирани
старший научный сотрудник Оксфордского института энергетики

Хотя остается доля вероятности, что трубопровод «Северный поток 2» не будет построен, эта вероятность — очень маленькая. Несмотря на санкции, уже введенные США, возможные будущие санкции против участников проекта и все политические заявления по этому поводу, ясно одно: правительства России и Германии хотят, чтобы «Северный поток 2» был построен. Прокладка газопровода уже началось в финском секторе Балтийского моря.

Теоретически, законодательство США позволяет президенту ввести санкции против любой компании, участвующей в этом проекте. Международные компании, конечно, этого боятся и готовятся к возможным санкциям. С другой стороны, судя по новостям, США собираются увеличивать санкции против финансовых институтов. Если информация верна, возможно, кто-то в Германии убедил американских друзей не мешать проекту. Полагаю, даже в случае введения санкций «Северный поток 2» будет построен. Возможно, это станет новым аргументом против санкций, споры о которых в Америке все больше ставят под сомнение их эффективность.

Важность проекта для России и ее европейских партнеров обусловлена экономическими и политическими причинами. Спрос на газ в Европе стабилен, а его  источники: Нидерланды, Британия и не входящая в ЕС Норвегия, истощаются. В Англии и Норвегии добыча сокращается по естественным, геологическим причинам. Крупнейшее в Европе газовое месторождение Гронинген в Нидерландах испытывает проблемы из-за землетрясений. Газ можно импортировать из Северной Африки и Каспийского региона, но лишь в небольших по сравнению с Россией количествах. Возможно, в будущем начнется разработка месторождений в Восточном Средиземноморье, но пока ничего там не добывают.

Большие объемы поставок сжиженного газа могут обеспечить Катар и США. Политикой «Газпрома» всегда было получение максимума долларов за кубометр газа. Но, если придется конкурировать по ценам с Катаром и США, у России есть все возможности для этого. Исторически центром газовой отрасли России была Западная Сибирь. Сейчас добыча там постепенно сокращается по естественным причинам. Новым центром газодобычи становится полуостров Ямал. Инвестиции в новые месторождения на Ямале уже сделаны. Маршрут с Ямала через «Северный поток 2» в Германию и другие страны-потребители российского газа в Европе короче, чем через Украину.

Есть, конечно, и политические аргументы в пользу нового газопровода. Стратегию диверсификации транзита «Газпром» избрал давно, за много лет до Майдана 2014 года. Трения между Россией и Украиной по поводу платы за транзит и сочетания транзита со снабжением украинских потребителей, существовали еще при Кучме и Януковиче.

В 90-е политика России состояла в том, чтобы получить контроль над всеми трубопроводами на постсоветском пространстве, прежде всего, самыми крупными — через Беларусь и Украину. В Кыргызстане, Армении, Беларуси и других местах это удалось сделать. Но в кучмовской Украине парламент решил, что нельзя продавать трубопроводную систему российской компании. Тогда «Газпром» решил строить диверсифицирующие трубопроводы, такие как «Голубой поток» в Восточной Турции и «Северный поток 1».

Строительство «Северного потока 1» началось в ситуации экономического кризиса, когда спрос на российский газ в Европе резко упал, как и возможности «Газпрома» занять деньги на другие большие проекты. Тем не менее, менеджеры «Газпрома» продолжали стратегию диверсификации транзита. Ситуация обострилась после Майдана, когда политические отношения России и Украины окончательно рухнули.

Сразу после свержения Януковича в 2014 году «Газпром» объявил, что готов полностью отказаться от украинского транзита. Но позднее стало понятно, что при растущем спросе на российский газ в Европе полностью обойтись без Украины невозможно, даже если «Северный поток 2» будет построен.

Сейчас «Газпром» заявляет о желании сохранить какую-то долю транзита газа через Украину, как запасной вариант на случай, если другие маршруты, например, через Беларусь, окажутся заполнены. При таком подходе объем транзита через Украину будет зависеть от суммарного спроса на российский газ в Европе, который невозможно точно просчитать. Неправильно учитывать только годовую емкость трудопроводов, потому что годовые объемы газа не движутся через трубопроводы на одинаковом уровне круглый год. Зимой нужна большая емкость. Возможно, после постройки «Северного потока 2» «Газпром» сможет летом обойтись без Украины. Германия хочет, чтобы Россия пообещала регулярные объемы транзита через Украину, и доходы от него для «Нафтогаза» после постройки «Северного потока 2». Однако вряд ли это устроит «Газпром».

Использование украинского маршрута как запасного будет иметь последствия. Сейчас система регулирования газового транспорта в Украине изменяется по образцу европейской. В Европе компании платят не за объемы газа, который проходит через систему, а за емкость. Таким образом, тот, кто хочет использовать украинскую инфраструктуру как запасной вариант, должен будет заплатить довольно солидный тариф, чтобы использовать ее непостоянно. В результате возникнет разрыв между тарифом на емкость, предложенным с украинской стороны и тем тарифом, который готов заплатить «Газпром». Чем это закончится, зависит от результатов переговоров.

Сегодня между «Газпромом» и «Нафтогазом» действуют два контракта: о транзите газа через территорию Украины и о продаже газа украинским потребителям. Однако контракт по снабжению газом Украины перестал работать, когда в 2015 году прекратились прямые продажи российского газа в Украину.

Сейчас «Газпром» продает газ в Европу, а потом европейские трейдеры перепродают его украинским на западной границе. «Нафтогаз» регулярно с гордостью объясняет украинской публике, что Украина перестала зависеть от враждебного соседа — России, и сейчас покупает газ в Европе. Но европейские трейдеры получают российский газ через украинскую территорию, чтобы продавать его обратно. Конечно, экономически это нелогично, но таковы последствия политической враждебности между правительствами России и Украины.

Суммарный тариф за транзит, который заплатил «Газпром» в последние годы — около $2 млрд. Завершившийся в марте в Стокгольме арбитраж между «Газпромом» и «Нафтогазом» о нарушениях условий контрактов стал самым громким спором между двумя компаниями в истории. Трибунал вынес решение о том, что «Газпром» должен «Нафтогазу» $2,5 млрд., но «Газпром» отказался платить и подал апелляцию. Судебные разбирательства продолжаются.
Для любого государства это серьезная сумма, и украинское правительство дало понять, что хочет сохранить этот источник дохода. Думаю, Украине важно получить независимость от этих доходов, даже если они продолжат поступать на сегодняшнем уровне. Трубопроводы требуют модернизации, инвестиций, и, если Украина хочет уменьшить зависимость от России, хорошо бы в долгосрочной перспективе не зависеть от этих денег.

По мнению Германии, «Северный поток 2» — вопрос энергетической безопасности. Принцип такой: «Чем больше источников и маршрутов поставки энергоресурсов, тем лучше». Хотя и через Украину, и через «Северный поток 2» будет поступать российский газ, в будущем диверсификация уменьшит значение российско-украинской проблемы для Европы и сгладит трения между Россией и Украиной. Если маршрут через Украину — один из многих вариантов, значит газовые войны останутся в прошлом. Такую позицию озвучил представитель МИД Германии, выступая на Газовом форуме в Петербурге.
Представители украинского правительства и «Нафтогаза» придерживаются противоположной позиции: сохранение украинского маршрута важно, так как предотвратит открытую войну между странами. Только в будущем мы узнаем, кто из них прав.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.