Мнения / Руслан Кисс

Что скрывает таможня

Крайне маловероятно, что в стране, да что в стране, даже в ЕАЭС, есть участник внешнеэкономической деятельности, который не сталкивался с системой управления рисками. Это самая закрытая, непонятная и непредсказуемая часть таможенного администрирования.

21 июня 2019 в 12:36

Руслан Кисс
генеральный директор НП «Провэд»

Последних лет пять, наверное, не меньше точно, вопросы нормативно-правового регулирования применения таможенными органами системы управления рисками вызывают острую и бурную полемику как среди участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД), так и среди таможенных, надзорных органов, вплоть до Министерства юстиции.

Система управления рисками (СУР) — механизм реализации закрепленного в пункте 4 статьи 310 Таможенного кодекса Евразийского экономического союза (ранее пункты 1, 2 статьи 94 Таможенного кодекса Таможенного союза) принципа выборочности объектов и форм таможенного контроля и (или) мер, обеспечивающих его проведение.

Как же эта фраза ласкает слух! И читать ее можно и читать, по сто раз на день. Фраза фразой, пусть даже и очень ласкает слух, но все ли так правильно с точки зрения права и тем более справедливости?

СУР живет не своей свободной жизнью, порядок применения СУР регламентируется правовыми актами в том или ином виде с 2011года. Периодически отменяется таможенным ведомством, после его проверки Министерством юстиции Российской Федерации. Издается новый правовой акт, потом опять выясняется, что с ним что-то не так. И опять по новой.

  • В частности, приказ ФТС России от 06.06.2011 №1200 «Об утверждении Инструкции о действиях должностных лиц таможенных органов при подготовке и рассмотрении проектов профилей рисков, применении профилей рисков при таможенном контроле, их актуализации и отмене» признан утратившим силу приказом ФТС России от 26.06.2013 №1185.
  • Изданный взамен приказ от 26.06.2013 № 186 «Об утверждении Инструкции о действиях должностных лиц таможенных органов при реализации системы управления рисками» признан утратившим силу приказом от 24.04.2014 №779.
  • Пришедший ему на смену приказ от 24.04.2014 №778 «Об утверждении Временной инструкции о действиях должностных лиц таможенных органов при реализации системы управления рисками» признан утратившим силу приказом от 20.05.2016 №991.
  • 20.05.2016 таможенная служба издала очередной приказ «Об утверждении Инструкции о действиях должностных лиц таможенных органов при реализации системы управления рисками» — №1000.

Особенно примечателен последний приказ №1000.

Сколько участников ВЭД пытались его оспорить, вплоть до Верховного суда. Уверен, в истории таможенного администрирования останется заслуженное упоминания об этих борцах.

Но получилось только у Приволжской транспортной прокуратуры (ПТП). Благодаря ее последовательной и обоснованной позиции, по настойчивой и последовательной инициативе прокурора ПТП Кебекова Т.М. Министерство юстиции Российской Федерации во втором полугодии 2016 года провело правовую экспертизу данного приказа. Результаты исследования показали, что утвержденная приказом ФТС России от 20.05.2016 №1000 Инструкция о действиях должностных лиц таможенных органов при реализации системы управления рисками, как и ее предшественники, содержала нормативные предписания.

В частности, ею определен:

  • порядок разработки проектов и утверждения профилей риска, целевых методик анализа рисков, выявления рисков, индикаторы которых содержатся в профилях рисков, применения мер по минимизации рисков в соответствии с профилями рисков и мер по минимизации рисков, применяемых должностными лицами таможенных постов самостоятельно, без указания в профиле риска, изменения области риска действующих профилей рисков, срока их действия, отмены профилей рисков, актуализации и отмены целевых методик анализа рисков и т.д.

Положения Инструкции рассчитаны на многократное применение и затрагивали права и законные интересы субъектов предпринимательской деятельности при проведении таможенными органами таможенного контроля в отношении перемещаемых ими товаров, в том числе гарантированные статьей 34 Конституции РФ.

Таким образом, Инструкция обладала признаками нормативного правового акта. В то же время она не прошла в установленном порядке государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации, в связи с чем Минюст в декабре 2016 года рекомендовало ФТС принять меры к отмене вышеупомянутого приказа.

Вчитайтесь в эти, такие простые слова, которые в граните надо высекать и устанавливать у входа каждого таможенного органа, начиная с таможенного поста: «затрагивали права и законные интересы субъектов предпринимательской деятельности». Предприниматель, участник ВЭД, импортер имеет права, а это уже не мало.

Но ФТС — структура инертная, и фактически указанные Минюстом меры приняты таможенной службой только после поступления 13.06.2017 в Верховный суд Российской Федерации заявления ООО «Голд Фрут» о признании недействующим названного приказа (дело №АКПИ17-520).

При рассмотрении данного заявления Верховный суд по ходатайству ФТС от 28.08.2017 прекратил производство по делу в связи с признанием оспариваемого правового акта утратившим силу. Приказом от 24.08.2017 №1359 ДСП (для служебного пользования) ФТС применила исправно работающую до этого методику «револьверной замены нормативного акта» (смотрим выше хронологию отмен и замен). И чтобы ограничить полет фантазий особо придирчивых участников ВЭД, таможня практически засекретила приказ.

Одновременно приказом от 24.08.2017 №1360 ДСП ФТС утвердила Положение о применении системы управления рисками.

Судя по тому, что для участника ВЭД не произошло никаких изменений, можно смело предположить, что «новое» Положение по содержанию и по сути в точности дублирует Инструкцию, а следовательно, содержит нормативные предписания и затрагивает права и законные интересы субъектов предпринимательской деятельности.

Если это не так, то почему ФТС не отвечает на наши запросы?

Более того, этот приказ опять не проходил регистрацию в Минюсте или Минюст тоже засекретил эти данные…

Согласно Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденным постановлением Правительства ФР от 13.08.1997 №1009, нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, подлежат государственной регистрации.

Получается, что ФТС не просто должна, а обязана регистрировать этот и такие приказы по СУР в Минюсте.

Цитирую юристов: «Федеральные органы исполнительной власти направляют для исполнения нормативные правовые акты, подлежащие государственной регистрации, только после их регистрации и официального опубликования. При нарушении указанных требований нормативные правовые акты, как не вступившие в силу, применяться не могут».

Кроме того, насколько я понимаю, с 13.04.2016 ФТС утратила полномочия по принятию нормативных правовых актов (постановление Правительства РФ от 13.04.2016 №300, внесение изменений в Положение о Федеральной таможенной службе, утвержденное постановлением Правительства РФ от 16.09.2013 №809), сохранив за собой лишь право издания индивидуальных правовых актов по вопросам установленной сферы деятельности. И как тогда получается, что компетенции на издания такого правого акта у ФТС нет, а акт ФТС издает?

Но что еще очень интересует: с какой такой радости ФТС поставила гриф ДСП на данный приказ? По жизни я таможню более чем понимаю: начитаются там всякие шустрые участники ВЭД, юристы приказов и начинают требовать от должностных лиц таможенных органов соблюдения требований и норм этих приказов, в суд бегут, прокуратуру. Тут никаких нервов не хватит. А так гриф ДСП — и на любой вопрос можно смело отвечать: «А где вы это взяли? Это секретные данные?»

Получается, ФТС издала приказ, положения которого затрагивают права участников ВЭД, и сама же ограничила круг пользователей данного документа путем проставления на нем отметки о конфиденциальности в виде грифа ДСП. В первую очередь, ограничив как раз участников ВЭД, права которых затрагиваются.

Вопрос, наверное, к прокуратуре: а законно ли таможня ограничила права участников ВЭД в пользовании данным приказом? Как-то я очень сильно сомневаюсь, что в данном приказе есть информация, которою можно отнести к служебной тайне или к иному виду конфиденциальной информации, перечень которой установлен Указом президента РФ от 06.03.1997 №188 «Об утверждении Перечня сведений конфиденциального характера».

ФТС перезарядила револьвер и, отменив в мае 2018 года приказ от 24.08.2017 №1360 ДСП, и 16.05.2018 года ФТС издала как бы новый приказ — №700 ДСП «Об утверждении Положения о применении системы управления рисками». Данное положение по своей структуре и содержанию ничем не отличается от своего предшественника.

Опять ДСП, опять ничего не изменилось для участника ВЭД, можно только предположить, что Положение приказа №700 ДСП просто переписано из приказа от 24.08.2017 №1360 ДСП.

Получается, что ФТС вновь за рамками своей компетенции издала правовой акт, затрагивающий права участников ВЭД, без регистрации его в Минюсте, вновь ограничила участников ВЭД в доступе к нормативному правовому акту, регламентирующему порядок ее применения доступ к приказу. Как подорожник к ранке приложить. Чтобы не бегать по судам и каждые два года переиздавать один и тот же приказ под разными номерами, в ФТС выбрали интересный подход проблеме — засекретили, поскольку то, чего как бы нет, нельзя обжаловать ни в суд, ни в прокуратуру, и права участников ВЭД не затрагивает, поскольку обычное ДСП.

Все бы было хорошо, ну, или хотя бы терпимо, если бы таможня ровно так же, как свои правовые действия, оценивала бы действия участников ВЭД. Тогда, смотришь, и не было бы этих странных 380 дел (с января 2018-го по март 2019 года) об административном правонарушении по ст.16.2 КоАП на сумму, эквивалентную €5. И не только этого.

Поправьте меня, если не так.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Другие мнения автора
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.