Михаил Шевчук, политический обозреватель
Фото: Архив

Президент больше не указ

Новая серия «русско-грузинских войн» обернулась для Кремля неожиданным образом. Сограждане фактически отказались следовать предложенному президентом курсу на стремительное оскорбление — впервые за многие годы. Верное оружие начинает давать осечки.

28 июня 2019 в 18:17 | Категории: Мнения, Михаил Шевчук

Михаил Шевчук, политический обозреватель
Фото: Архив

С минувшей пятницы авиасообщение между Россией и Грузией снова прервалось по воле президента Владимира Путина, выпустившего указ о прекращении рейсов. Несколькими днями ранее в Тбилиси начались митинги, спровоцированные прибытием на

Межпарламентскую ассамблею православия российского депутата-коммуниста Виктора Гаврилова. Он, надо сказать, не просто прибыл, а прибыл в качестве президента мероприятия, и в этом качестве — поскольку проходила ассамблея в здании парламента — сел в кресло спикера.

Соприкосновения пятой точки православного коммуниста из России с демократическим престолом грузинское общественное сознание не выдержало. Оппозиционные депутаты потребовали остановить ассамблею и перенести ее в другое место. У здания парламента собрались активисты — толпа быстро выросла в многотысячный митинг, переключившийся на критику излишне пророссийского, по мнению протестующих, правительства. Самого Гаврилова облили водой.

Вот в ответ на это Владимир Путин и запретил авиасообщение. Действие, надо полагать, было машинальным — подобные приемы для Кремля являются рефлекторной реакцией при обострении отношений с соседями, а уж что касается Грузии, то здесь система запретов включается почти автоматически, а отточена она была еще в 2006 году.

Но развитие событий 2019 года оказалось не похоже на то, что происходило 13 лет назад. И, кажется, сбой в сценарии стал незапланированным.

Тогда все началось с того, что грузинские власти задержали в Тбилиси четверых российских офицеров по подозрению в шпионаже. Их довольно быстро отпустили, но реакция Москвы оказалась шокирующе мощной. На суровый отпор грузинским «провокаторам» бросили, кажется, все наличные силы: в считанные дни было прервано любое сообщение с Грузией, не только по воздуху, а заодно и почтовое; введены торговые санкции — в грузинских продуктах срочно нашли опасность; отменили гастроли грузинских артистов, спортсменам запретили ехать в Грузию на соревнования; правоохранительные органы принялись усиленно проверять все предприятия, принадлежащие выходцам из Грузии, ФМС — искать нелегальных мигрантов, а налоговики пришли к Зурабу Церетели и Григорию Чхартишвили (Борису Акунину).

Дело дошло до совершенно антигуманных вещей: составлению списков грузинских детей в российских школах и массовой депортации, в ходе которой умерли два человека. Увенчалась кампания взвинчиванием вдвое цен на газ.

Самое главное здесь то, что кампания пользовалась поддержкой широких масс. На тот момент жесткий ответ — никто не задумывался о том, что он явно непропорционален — воспринимался как необходимый элемент процесса «вставания с колен». Молодежные движения выходили к посольству Грузии с митингами, соцопросы показывали, что отношение россиян к грузинам резко ухудшилось.

Были все основания ожидать повторения атаки. На протяжении многих лет после первой анти-грузинской кампании россиян последовательно тренировали мгновенно оскорбляться и давать отпор: эстонцам, европейцам, туркам, кому угодно. Даже белорусы сталкивались со слаженными действиями российских органов власти, а уж конфликты с Украиной и Турцией продемонстрировали, что система разворачивания мобилизационного режима отлажена до последнего винтика.

Роспотребнадзор попытался было и на этот раз заикнуться о плохом качестве грузинских вин, но поддержки на этот раз не получил. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков еще 24 июня привычно объяснял, что в Грузии — «русофобская истерия», но уже на следующий день пошел на попятную, сообщив, что «никто не собирается запрещать людям ездить в Грузию», речь идет лишь о рекомендации соблюдать личную безопасность.

Новость о запрете авиасообщения вызвала реакцию, которую вряд ли ожидали в Кремле. Вместо патриотических лозунгов соцсети затопило рассказами о том, как замечательно живется в Грузии российскому туристу. Купившие билеты в Тбилиси россияне стали возмущаться — а не сдавать билеты в едином порыве или даже рвать на кусочки в знак протеста. Никто не вышел ни на какие митинги.

Авиакомпании Армении и Белоруссии, казалось бы, стран-союзников, начали без стеснения активно предлагать альтернативные маршруты в Грузию. Россельхознадзор заявил, что у него «нет оснований» запрещать импорт грузинской продукции.

Попробовал бы Россельхознадзор не найти таких оснований еще пару лет назад! Турецкие помидоры, например, после ссоры с Реджепом Эрдоганом из-за сбитого в Сирии штурмовика «испортились» в момент. Но, по всей видимости, механика сплочения действует только в условиях чрезвычайно высокого рейтинга президента. А весь последний год он неуклонно снижается и бьет антирекорды. И оказывается, что указ главы государства — вовсе и не указ.

Единственной областью, в которой россияне еще полностью поддерживают власть, осталась, судя по соцопросам, внешняя политика. Но судя по фактическому отказу следовать приказам главы государства, и здесь Кремль уже не может чувствовать себя уверенно и рассчитывать на гарантированную поддержку. Оружие, еще недавно казавшееся начищенным до блеска, заржавело и не работает.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...