Краболовам дали два дня

Госдума приняла в первом чтении закон о крабовых аукционах, несмотря на предостережения экспертов, что он разорит краболовов, и обвинения в том, что аукционы задуманы для компании зятя Геннадия Тимченко. На внесение поправок отведено всего два дня.

4 апреля 2019 в 16:10 | Категория: Бизнес

Законопроект о внесении поправок в федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» разрабатывался Минсельхозом в условиях строжайшей секретности. До прошлой осени участники рынка ничего не знали о нем, до них лишь доходили слухи, что министерство готовит масштабную реформу. На их вопросы о деталях реформы Минсельхоз отвечал, что никакого законопроекта нет.

Тайный и быстрый

Обнародовали документ только в 2019 году, и он оправдал самые худшие ожидания рыбаков — закон полностью меняет механизм распределения квот на вылов крабов. Сейчас используется исторический принцип: вылов краба ведут те компании, которые многие годы занимаются этим бизнесом. Законопроект предусматривает продажу 50% квот через аукционы. Квоты будут распределяться на десять лет. Победители должны будут инвестировать в некие объекты; какие — Правительство РФ обещает установить после заключения договоров с победителями аукционов.

Минсельхоз уверен, что краболовы получают высокие доходы, а с государством не делятся: годовой оборот отрасли 60 млрд рублей, чистая прибыль компаний — 30 млрд рублей, а государство получает от них за пользование водными ресурсами всего 388 млн рублей в год. Новый механизм даст бюджету 82 млрд рублей налогов за два года.

Документ принимается в страшной спешке: на его общественное обсуждение в феврале Минсельхоз выделил всего 15 дней. На подготовку поправок ко второму чтению отведено, по сути, лишь два рабочих дня: уже во вторник, 9 апреля, состоится второе чтение закона.

Рынок ждет банкротств

Участники рынка утверждают, что законопроект разработан в интересах ООО «Русская рыбопромышленная компания», подконтрольного зятю Геннадия Тимченко — Глебу Франку. Глеб Франк одновременно является сыном бывшего министра транспорта РФ Сергея Франка (ныне гендиректор государственной судоходной компании «Совкомфлот» и председатель совета директоров «Объединенной судостроительной корпорации»).

Финансовые условия участия в аукционах таковы, что небольшие и средние предприятия не смогут победить в них, утверждают краболовы.

Депутаты Госдумы от фракций КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия» голосовали против документа и утверждают, что новый механизм разорит не только рыболовов, но и регионы, в которых они работают, лишив местные бюджеты налоговых поступлений.

Александр Шерин,

депутат от фракции ЛДПР

В парламенте, где две трети голосов принадлежат одной партии, этот закон обречен. И когда я читаю предлагаемые изменения в закон о рыболовстве, то прихожу к страшному и печальному выводу: тем, кто смог принять закон о пенсионной реформе, терять уже нечего.

Кто-то пытается создать морской «мираторг». Никакого отношения к конкуренции этот закон не имеет. Предлагаю голосовать против.

Владимир Блоцкий,

депутат от фракции КПРФ

В 1991 году все российские компании выловили 5,5 млн тонн водных биоресурсов, после развала СССР развалились и многие отрасли, в итоге к 2004 году вылов сократился до 3 млн тонн в год.

В 2004 году был введен исторический принцип распределения квот на вылов, водные ресурсы закрепили за добросовестными пользователями. Итог — в 2018 году улов превысил 5 млн тонн. То есть исторический принцип доказал свою эффективность. Наша задача — сохранить и приумножить эти достижения.

Абсолютное большинство ведущих рыболовецких стран мира распределяет квоты по историческому принципу.

Фракция КПРФ подготовила концептуальные поправки ко второму чтению. Мы предлагаем ввести мораторий на 14 лет на существующие квоты по историческому принципу. А новые распределять на аукционах, но с другими условиями: сначала инвестировать в объекты, которые установит государство, и только потом допустить победителей к вылову водного ресурса.

При непринятии наших поправок мы во втором чтении проголосуем против.

Андрей Андрейченко,

депутат от фракции ЛДПР

Нет никакой гарантии, что победители аукционов выполнят свои инвестиционные обязательства. Они три года будут якобы что-то строить из списка правительства, потом государство будет года два-три с ними судиться из-за того, что они ничего не построили. А все это время — лет пять — эти компании будут пользоваться правом на вылов ресурса. И государство ничего не получит.

Аукционы приведут к монополизации рынка, выиграют только очень крупные компании. Причем нет гарантий, что выиграют региональные компании. Скорее всего, победят офшоры, московские, петербургские игроки. Значит регионы потеряют много денег.

Ольга Епифанова,

депутат от фракции «Справедливая Россия»

Эта законодательная инициатива разрабатывалась в полнейшей секретности, в том числе скрывалась и от депутатов. Минсельхоз утверждает, что принятие закона не окажет негативного влияния на участников рынка и социально-экономическую ситуацию. На самом деле у авторов документа нет никаких расчетов на этот счет.

Но негативные последствия очевидны. Например, в Архангельской области крабов не ловят, здесь добывают сельдь, треску, мойву. В регионе работает АО «Архангельский траловый флот» работает, он входит в Северо-Западный рыбопромышленный консорциум (СЗРПК), который крабов добывает. СЗРПК сейчас строит четыре новых траулера на сумму 6,4 млрд рублей, для чего он взял в Сбербанке кредит 6,3 млрд, а в залог отдал доли компаний, входящих в консорциум — этими долями обеспечено 95% кредита.

Участники рынка не знали о предполагаемом введении крабовых аукционов. По оценке правительства Архангельской области доли краболовных компаний, находящихся в залоге у Сбербанка, могут потерять в цене до 70%. Сбербанк может потребовать от АО «Архангельский траловый флот» возврата всего кредита. В результате от строительства трех из четырех судов компании придется отказаться. При этом 80% судов нужно будет все равно оплатить, потому что они уже строятся. То есть компания потеряет помимо денег за кредит еще 6,4 млрд рублей за строительство судов.

Плюс нужно будет вернуть сумму предоставленной банком гарантии для участия в аукционе для получения инвестиционной квоты. Это еще 1,2 млрд рублей. Таким образом, почти единовременно компания потеряет 14 млрд рублей. Это приведет к банкротству, остановке проекта по строительству рыбоперерабатывающего завода, а 350-700 человек из 950 ныне работающих в компании останутся без работы.

Помимо этого бюджет Архангельской области потеряет 590 млн рублей по налогу на прибыль, 103 млн рублей по НДФЛ, а всего потери регионального бюджета составят 700 млн рублей в год.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...