«Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга (слева) получил один из крупнейших строительных подрядов — Крымский мост
Фото: Проект «Крымский мост»

Дорогие и единственные

Каждый третий госконтракт подрядчики получают вне конкурса — как единственные поставщики. Бесконтрольность госзакупок привела к тому, что через фирмы-прокладки из бюджета выводятся десятки миллиардов рублей, а подряды получают близкие к власти фирмы.

29 апреля 2019 в 17:28 | Категория: Бизнес

«Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга (слева) получил один из крупнейших строительных подрядов — Крымский мост
Фото: Проект «Крымский мост»

В 2015-2018 годах государственные заказчики заключили контракты с единственными поставщиками на 6,32 трлн рублей — это почти 38% всего объема госзакупок (16,74 трлн рублей) за этот период, подсчитали аудиторы Счетной палаты РФ. В 2018 году они учитывали только данные на 24 октября. Причем оказалось, что объем закупок у единственного поставщика в январе-октябре 2018-го в два с лишним раза выше, чем за тот же период 2017-го.

Госзаказчики при любой возможности стремятся использовать именно эту форму распределения контрактов, и далеко не всегда бескорыстно, предполагают аудиторы. Если бы все эти контракты разыграть на конкурентных торгах, государство сэкономило бы минимум 53 млрд рублей, говорят эксперты.

  • Чаще всего используются три разрешенных законами варианта заключения контракта с единственным поставщиком:
  • когда это решение оформлено специальным постановлением Правительства РФ;
  • когда речь идет об уникальных работах, товарах и услугах, которые могут выполнить только специальные компании;
  • и когда на тендер подана только одна заявка или только одна заявка удовлетворяет условиям торгов.

Второй после Ротенберга

Постановление правительства о выборе единственного исполнителя принимается тогда, когда по данному виду товаров, работ или услуг нет конкурентного рынка или когда нет возможности выбрать поставщика в ходе открытого конкурса, говорят аудиторы Счетной палаты. Но в реальности такие постановления принимают и тогда, когда ничто не мешает провести открытые торги.

Например, именно спецпостановлением кабмина 17 февраля 2015 года получила контракт стоимостью 222,5 млрд рублей на строительство Керченского моста компания «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга — детского друга президента Путина. Заказчик — Федеральное агентство дорожного транспорта (Росавтодор). В России сотни строительных компаний, которые справились бы с этими работами. Но подряд получила фирма Ротенберга.

В апреле 2017-го Росавтодор отдал «Стройгазмонтажу» еще один контракт — на 20 млрд рублей — по строительству железнодорожных подходов к мосту.

А в декабре того же 2017 года Росавтодор заключил удивительно похожий контракт на создание железнодорожной инфраструктуры вокруг Керченского моста (на 12,98 млрд рублей) с другой фирмой — ООО «УК «ТЮС», принадлежащей бывшему замглавы Минстроя РФ Юрию Рейльяну.

Никто больше не подал заявок на конкурс, пояснили члены конкурсной комиссии в протоколе. Не нашлось также желающих построить газопровод в Ленобласти для «Газпром инвеста» стоимостью 1,84 млрд рублей. Только малоизвестная компания ООО «Омега» решилась подать заявку на торги. А спустя несколько лет исчезла вместе с деньгами и газовой трубой, которая по документам пересекает леса и овраги Ленобласти, а на самом деле — нет.

Не оказалось и желающих вывозить отходы в Саратовской области — контракты на 3,23 млрд рублей достались единственному участнику — компании ООО «Днепр. Смоленский регион» Сергея Котляренко, управляющего активами бывшего вице-премьера, а ныне главы «Внешэкономбанка» Игоря Шувалова.

Таинственный охранник

Закон позволяет заказчикам, которые оформляют закупку у единственного поставщика, не раскрывать его название. Поэтому россияне не могут узнать из сайта госзакупок, какой частной охранной фирме ОАО «Российские железные дороги» отдали в декабре 2017 года контракт стоимостью 12,46 млрд рублей на охрану своих объектов на Алтае.

«Применение норм, позволяющих определять актами Правительства РФ единственных поставщиков, не способствует развитию конкуренции и эффективному использованию средств федерального бюджета и имеет значительные коррупционные риски», — признают аудиторы.

Прощальный аккорд «Авроры»

Правительство РФ нередко назначает единственными исполнителями сомнительные компании: например, кабмин распорядился закупить 100 пианино у ООО «Аврора», которое находится в стадии ликвидации. Заказчик рискует, что фирма, самоликвидировавшись, прихватит и деньги, и пианино, опасаются аудиторы.

Два других счастливчика — ООО «Алфавит» и ООО «Бонтел-Крым» — имея в штате всего по одному сотруднику и никогда не участвуя в госзакупках, внезапно получили контракты стоимостью 104-108 млн рублей на поставку квартир в Сочи для Федеральной службы охраны. Тоже как единственные поставщики.

Миллиарды для посредника

Многие единственные исполнители — на самом деле попросту компании-прокладки. Например, АО «Национальная иммунобиологическая компания» в 2015-2017 годах получило от Минздрава контракты на поставку иммунобиологических лекарств на 15,52 млрд рублей. Но все лекарства поставляли другие компании, с которыми АО заключило договоры субподряда на 14,4 млрд рублей. А само АО заработало на посредничестве более 1,1 млрд.

А фирма АО «Росэлектроника», получив от Федеральной таможенной службы контракты на 640 млн рублей (оборудование для таможни), тут же подписала договоры с ЗАО «Скансервис» — на поставку такого же оборудования, только на 82 млн рублей дешевле.

Таких примеров, когда закупки у единственного поставщика ничем не оправданы, сотни. Они нужны лишь для того, чтобы выводить деньги из бюджета на подставные фирмы, констатируют аудиторы.

 

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...