Фото: kremlin.ru

У Курильских островов повышается цена

Рассуждая о вероятности передачи Японии двух островов Малой Курильской гряды с опорой на декларацию 1956 года, Владимир Путин не упрощает ситуацию, как может показаться, а скорее повышает ставки. Чем выше требования, тем дороже стоит отказ от них.

19 ноября 2018 в 18:21 | Автор: | Категории: Власть

Фото: kremlin.ru

В очередной раз проблема Курильских островов стала одним из главных обсуждаемых в России событий. Так происходит всегда, когда общественность начинает подозревать российского президента в желании передать Японии контроль над Курилами или хотя бы двумя островами гряды.

На этот раз поводом стало предложение, якобы сделанное премьер-министром Японии Синдзо Абэ Владимиру Путину во время недавней встречи в Сингапуре — будто бы Синдзо Абэ пообещал, что на островах Хабомаи и Шикотан, если Россия вернет их Японии, не будут размещаться американские военные базы. Об этом со ссылкой на источники в окружении японского премьера пишут японские СМИ, официально такие вещи заявлять, конечно, никто не будет.

История неопределенности

Согласно послевоенному американо-японскому договору о безопасности, США может размещать военные базы на всей территории страны. Во время предыдущего раунда дискуссии Путин говорил именно о вероятности появления таких баз как о главном препятствии на пути к мирному договору. «У нас во Владивостоке две большие базы флота, мы должны понимать, что будет происходить в этой сфере», — говорил он в 2016 году, имея в виду особый характер отношений между Японией и США и договорные обязательства в рамках договора о безопасности между США и Японией.

«Мы видим, что сейчас происходит в Соединенных Штатах: вот эта антироссийская кампания, русофобия, она продолжается. Как будет развиваться ситуация, мы не знаем. В этих условиях теоретически даже предположить, что сегодня там (на Южных Курилах) все хорошо, а завтра там появятся базы какие-то или элементы той же ПРО, для нас это просто неприемлемо абсолютно», — продолжил российский президент летом 2017-го.

Война не закончилась

Но отвечая на вопросы журналистов после саммита в Сингапуре, Владимир Путин уже не был так непреклонен и благосклонно рассуждал о вероятности продолжать переговоры на основе декларации СССР и Японии 1956 года: «Мы начали, вернее, возобновили диалог с нашими японскими партнерами именно на основе декларации 1956 года… это требует, конечно, отдельной, дополнительной, серьезной проработки».

В декларации 1956 года говорится именно о согласии вернуть острова Хабомаи и Шикотан под контроль Токио «с тем, что фактическая передача этих двух островов Японии будет произведена после заключения мирного договора» между странами.

Мирный договор до сих пор не заключен, хотя и война давно прекращено. С точки зрения японцев, отказываясь среди прочего от Курил после Второй мировой войны, Япония имела в виду только Большую Курильскую гряду, но не Малую. Переговоры о заключении договора ведутся уже несколько десятилетий, упираясь только в принадлежность части Курильских островов — по большому счету, только за этим, да еще ради дипломатического порядка, договор сейчас и нужен.

Военный трофей

Сопоставив одно с другим, патриотическая общественность забила тревогу и разразилась статьями разной степени возмущенности. Аргумент об «американских базах2 всегда был нелепым; между Хоккайдо и Кунаширом и так 20 км, и никто не мешает при желании хоть сегодня разместить элементы ПРО ровно в тех же местах. Но Курильские острова — это военный трофей, имеющий особенное символическое значение как воплощение реванша за унижение в русско-японской войне 1904-1905 годов. Победитель не должен возвращать трофеи побежденному ни при каких условиях, считают в консервативных кругах.

Прагматики считают, что пара небольших островов — не самая большая плата за приобретение такого союзника как Япония, и заключение мирного договора (с подразумеваемой передачей двух островов) может привести к прочному и долгосрочному сотрудничеству.

Благодарность не имеет границ

Проблема в том, что кроме горячей благодарности, Япония России предложить ничего не может. Военный союз с США Токио ради России не разорвет, и от экономического сотрудничества с Западом не откажется — японцы тоже хотят острова не любой ценой. Да и сам Владимир Путин прямо говорил, что о «продаже» островов за те или иные преференции речи быть не может. Если это и произойдет, то только как акт доброй воли Кремля. Пределы японской благодарности в таком случае тоже будут таким же предметом доброй воли.

Путину, вероятно, хотелось бы стать миротворцем, но уж точно не торговцем. «Продать» острова за что-то конкретное можно только один раз — а нужно сделать так, чтобы плата была постоянной и неограниченной.

Военные маневры

Встретившись с неожиданным исчезновением «аргумента военных баз», Путин начинает ссылаться на то, что декларацию 1956 года отказались исполнять японцы.

Здесь президент несколько лукавит; никаких побочных условий в декларации не было, и советская, а не японская сторона отказалась от передачи островов после заключения договора о безопасности между США и Японией 1960 года. «Советское правительство, учитывая, что новый военный договор… направлен против Советского союза, не может содействовать тому, чтобы передачей указанных островов Японии была бы расширена территория, используемая иностранными войсками. Ввиду этого… только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии… острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии», — гласила записка, направленная по этому поводу правительством СССР японским коллегам.

Те в ответной записке возразили, что на момент заключения декларации иностранные войска уже находились на территории Японии (действовал аналогичный договор между США и Японией от 1951 года), следовательно, она учитывала этот факт, а в одностороннем порядке менять содержание международных обязательств нельзя.

Кремль оставляет за собой возможность широкого жеста — но не раньше, чем будет точно и в деталях понимать, какой эффект получит. Отсылки Путина на декларацию не упрощают процесс, а скорее усложняют, ведь фактически он теперь предлагает обсудить не просто базы на островах, но военное сотрудничество Токио и Вашингтона в целом, то есть выдвигает заведомо неприемлемые условия для переговоров.

Повышение уровня амбиций означает и повышение цены за отказ от них; в противном же случае Путин все равно ничем не рискует.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг