Количество содержащихся в СИЗО по экономическим делам в России ежегодно растет
Фото: pixabay.com

Бизнесменам ограничат продление срока

Госдума приняла во втором чтении закон, запрещающий судьям продлевать без веских причин срок содержания бизнесменов в СИЗО по экономическим делам. Как и действующие нормы, новый закон позволяет при желании счесть вескими практически любые основания.

19 июля 2019 в 14:10 | Категория: Власть

Количество содержащихся в СИЗО по экономическим делам в России ежегодно растет
Фото: pixabay.com

Госдума приняла во втором чтении внесенный Верховным судом РФ законопроект по внесению изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК). Предполагается, что поправки защитят предпринимателей от необоснованного ареста и продления срока содержания под стражей, если по делу не проводятся активные следственные действия.

Инициатива стала ответом на многочисленные жалобы предпринимателей на то, что суд продлевает содержание подозреваемых под стражей на месяцы без всяких на то оснований. Например, только потому, что у следователя не хватает времени заняться делом данного бизнесмена.

Верховный суд предлагает обязать следствие обосновывать суду причины ходатайства о продлении срока содержания подозреваемых в СИЗО. Например, если один из мотивов продления ареста — необходимость производства следственных и иных действий, то следователь должен указать, что за действия он собирается проводить, почему не проводил их до сих пор и вообще насколько он продвинулся в деле, пока подозреваемый сидит за решеткой.

Пребывание граждан под стражей не смогут продлевать по одним и тем же основаниям.

В случае продления срока содержания под стражей в постановлении должна указываться дата, до которой подозреваемый останется в заключении. Каждое продление — не более чем на три месяца, суд может этот срок сократить.

Если суд решит отказать следствию, то для подозреваемого будет назначена более мягкая мера пресечения: залог, домашний арест или запрет определенных действий (запрет на совершение звонков, встреч и пр.).

Также вводится запрет на помещение в следственный изолятор директоров компаний и индивидуальных предпринимателей (ИП) по некоторым экономическим статьям: мошенничество, присвоение или растрата, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием и т.д. Мера позволит предприятиям работать в период следствия без угрозы для бизнеса, объяснил Вячеслав Володин, спикер Госдумы.

Косметические правки

Законопроект был внесен в Думу еще в октябре 2017 года, после того как президент России Владимир Путин поручил правительству проработать вопрос о снижении административного давления на предпринимателей.

Но депутаты решать проблему не спешили: в первом чтении документ был принят только в апреле 2018-го.

Во время июньской Прямой линии 2019 года Путин вновь обратил внимание на проблему с арестами бизнесменов, отвечая на вопрос Александра Хуруджи, общественного уполномоченного по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей. После этого законотворцы оживились и уже через месяц приняли законопроект во втором чтении.

Сам Хуруджи позитивно оценивает принятые поправки, но не считает, что этого достаточно. «Это шаг вперед, но не прорыв, на который мы все рассчитывали. Пока что это не то, о чем говорил президент, — сообщил он.— Прорыв настанет, когда о залоге будет написано не в конце статьи, а в заголовке, и будет расписан порядок его исчисления. До этого момента правки будут казаться косметическими».

Точка предела

Основные риски новых положений эксперты видят в правоприменительной практике: будут ли законодательные изменения применяться на местах? «Я уже неоднократно говорил, что у нас и сейчас неплохой УПК, только на местах следователи и судьи трактуют его очень по-разному», — объясняет Хуруджи.

С ним согласен Дмитрий Лутченко, адвокат и партнер ООО «Экспертный консалтинг». Это повсеместная история, когда из-за неумения вести расследование в руках следствия остается один действенный инструмент — поместить предпринимателя в СИЗО, говорит Лутченко. «Это парализует работу предприятия. Из советской системы известно, что признание — треть доказательства, следовательно, от подсудимых добиваются одного — признания вины. После этого люди получают реальные сроки».

Это острая проблема, и точка предела уже достигнута, считает Лутченко.

Бизнесменов в СИЗО прибавилось

Количество содержащихся в СИЗО по экономическим делам в России ежегодно растет, заявили эксперты на круглом столе в Совете Федерации на тему «Совершенствование механизма избрания и продления заключения под стражу, залога и иных мер пресечения». В 2012 году по экономическим преступлениям в следственных изоляторах находились 3840 человек, в 2016-м — 6856. Актуальных данных эксперты привести не смогли, самая свежая их статистика — за февраль 2017 года 5323 заключенных. Это около 7% всех находящихся в СИЗО.

По данным петербургского бизнес-омбудсмена Александра Абросимова, в первом полугодии 2018 года, по сравнению с тем же периодом 2017-го более чем на 5% выросло число находившихся в производстве дел по статье 159 УК РФ (мошенничество). По статье незаконное предпринимательство — на 6%, а по статье уклонение от уплаты налогов — на 2%.

За 11 месяцев 2018 года (более актуальных данных нет) Следственный комитет по Петербургу зарегистрировал по статье 170.1 УК ГСУ («фальсификация сведений в ЕГРЮЛ») 40 сообщений, в результате возбуждено 24 дела.

Годы в СИЗО

Возможно, тема не имела бы такого широкого резонанса, если бы не коснулась нескольких крупных бизнесменов.

Сначала — «дело Калви», теперь под прицел Следственного комитета попал глава и совладелец ГК «Рольф» Сергей Петров. Дело возбуждено в июне 2019 года по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 193.1 УК РФ (совершение валютных операций по переводу денежных средств в особо крупном размере на банковский счет нерезидента с представлением заведомо подложных документов). Претензий по налогам к Петрову нет, пострадавших нет, ущерба нет, но уголовное преследование есть, удивляются правозащитники.

Тогда же был задержан директор департамента развития бизнеса этого холдинга Анатолий Кайро — его Басманный районный суд отправил под домашний арест до 25 августа. Как указывают СМИ, при этом судья задавала много вопросов к следователю и требовала дать обоснование избранию второй по тяжести меры пресечения. Сам Кайро заявил, что мера в виде домашнего ареста для него чрезмерна, и просил изменить на запрет определенных действий и подписку о невыезде. Суд 17 июля отклонил апелляционную жалобу и оставил меру пресечения без изменений.

Больше трех лет провел в СИЗО Максим Ванчугов — председатель совета директоров ГК «Город». Его и Руслана Ванчугова, контролирующих петербургскую группу строительных компаний «Город», арестовали в октябре 2015 года. Обоих подозревают в хищении денег дольщиков — 1,2 млрд рублей. В феврале судья перевела Максима под домашний арест до 2 июня, вопреки требованиям следователей о продлении заключения в СИЗО.

Руслан на свободе под подпиской о невыезде, а Максим по-прежнему под домашним арестом, сообщила «Метагазете» адвокат Ванчуговых Наталья Емуранова. «Хотелось бы изменений, — говорит она. — То, что сейчас происходит, извините — безобразие. На подозреваемых просто оказывают давление, чтобы они пошли на сделку со следствием».

Уже более года в московском СИЗО находится петербургский кооператор Игорь Белоусов — он развивал ПК «Семейный капитал», покупая сельхозпредприятия и открывая продуктовые магазины на деньги вкладчиков. В Москве, в предварительном заключении находится генеральный директор «Семейного капитала» Наталья Верхова.

В Ростове-на-Дону уже почти два года длится следствие в отношении основателя банка «Кредит Экспресс» Михаила Колмыкова — его обвиняют в хищении 32 млн рублей. Колмыков 11 месяцев отсидел в СИЗО, и сейчас ему снова угрожает посадка.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...