Геннадий Орлов: «Не надо на спорте выстраивать политических зданий»

Пока спортивное сообщество подсчитывает сюрпризы, принесенные Чемпионатом мира по футболу в России, его итоги подводит спортивный комментатор, в прошлом — футболист ленинградских «Динамо» и «Зенита» Геннадий Орлов.

27 июля 2018 в 01:06 | Автор: | Категории: Интервью

Геннадий Сергеевич, чемпионат в России преподнес массу сюрпризов: вылет экс-чемпионов — Германии и Испании, успех аутсайдеров — России и Хорватии и так далее. Почему именно российский Мундиаль стал таким странным?

— В этом есть некая закономерность. Спорт — вещь конкурентная, жить старыми титулами невозможно, их надо подтверждать каждым стартом. В этом и прелесть спорта: все надо подтверждать каждый раз заново. А в футболе есть еще одно обстоятельство. Говорят же, что это самая простая игра, хоть играть в нее очень тяжело. Простая — и дешевая: пара ворот, мяч, и надо всего лишь попасть этим мячом в ворота. Поэтому во всем мире футбол — спорт номер один. Этот чемпионат посмотрело около пяти миллиардов человек.

 

Да, только на стадионы пришло больше трех миллионов.

— Один только финал смотрело около двух миллиардов. Такую аудиторию не соберет никакой другой вид спорта. Вот так же после войны были забиты футбольные стадионы. В Ленинграде стадион имени Кирова, вмещавший 102 тысячи человек, — и тот заполнялся. Тогда очень сильным стимулом были победы московского «Динамо» в Англии. По радио шли репортажи Вадима Синявского, на которых и я воспитывался, хотя не думал тогда, что стану комментатором.

 

Вы хотите сказать, что чем популярнее в стране становится футбол, тем успешнее футболисты?

— Конечно! В 1950-60-е годы стадионы были набиты битком, потом начался провал. А теперь люди как будто вспомнили, как бабушки и дедушки ходили на футбол. Они начали вспоминать об успехах наших футболистов. Я и сам не думал, что чемпионат может вызвать такой эффект.

 

Получается, что традиционные фавориты, немцы и испанцы, наоборот, забыли о недавних успехах? А Месси в сборной Аргентины просто потерялся.

— Здесь надо рассматривать каждую сборную в отдельности. У Аргентины много талантливых футболистов, но футбол — командная игра. Во главе обязательно должен быть тренер. Сампаоли — тренер очень неплохой, но главной фигурой в команде был не он. Состав, концепцию игры определял Месси — не тренер, а игрок. Великолепный игрок, талантливый, авторитетный. Но ведь и он стал играть не так, как играет за «Барселону». Он начал вдруг отходить назад и исполнять роль диспетчера — плеймейкера, как сейчас говорят. А таких игроков в команде должно быть два, даже три. Как, скажем, в сборной Хорватии. Вот у них, в отличие от Аргентины, были созидатели игры.

 

Месси еще упрекали, что он не умеет играть в сборной, потому что в «Барселоне» привык, что на него работает вся команда.

— Я об этом и говорю: он тянул одеяло на себя. У них не было выстроенной игры. Потому что выстраивал не тренер, а игрок.

 

Но немцев в этом не упрекнешь, у них как раз — команда.

— У немцев — наоборот. Чтобы побеждать на высочайшем уровне, мало налаженной команды с поставленной игрой. Нужны звезды. А у них нет забивного форварда. Нет лидера. Нет такого игрока, как хорват Модрич, играющий за мадридский «Реал». Это один из лучших в мире опорный полузащитник. Он делает игру. Это настоящий плеймейкер.

 

Что случилось с Бразилией?

— Это еще молодая команда. В Бразилии их выступление на чемпионате не восприняли как поражение и трагедию. Там увидели, что есть хорошая команда на будущее. В спорте все понимают, что успех должен прийти завтра.

 

А мы что увидели по игре сборной России?

— Есть команды-звезды, а есть команды звезд. Вот сборная Франции — это и то, и другое. Канте, опорный полузащитник, выигрывал середину поля и отдавал точные, быстрые передачи. Дальше — Гризманн, а на острие атаки — Мбапе, новая звезда из ПСЖ, ему в декабре только исполнится 20 лет. Но у них и тренер, Дидье Дешам, выстроил потрясающую игру. Это как в театре — спектакль, где каждый эпизод вызывает аплодисменты.

 

Вот как раз игра российской сборной аплодисментов не вызывала. Да — результат, но было очень скучно.

— Ну, как же — скучно? Наш Дзюба по итогам чемпионата попадает в пятерку лучших нападающих. Гол Черышева, забитый в ворота Хорватии, — это же мастерство! Фернандеса уже зовет к себе «Валенсия». Головин может уехать в Англию, его зовут в «Челси». И другие клубы претендуют на наших игроков. Есть же факты!

 

А то, что они делали в матче с испанцами, вы к каким фактам относите?

— Да — мы не можем играть в открытый футбол со сборной Испании. Но мы же закрылись — и обыграли их? Потому что у испанцев тоже кризис. Они выиграли два чемпионата Европы, а между ними — Чемпионат Мира. Они играли по системе «тики-така»: мелкие пасы друг другу плюс владение мячом. С каждым соперником владели мячом 70 процентов времени. И у них были забивные нападающие. И голевые передачи в штрафную, самое ценное в футболе, исполняли два великих футболиста — Хави и Иньеста.

 

И почему они не смогли выиграть у России?

— Так нет сейчас у них таких игроков.

 

Как это — нет? Иньеста был.

— Он даже не вышел с первой минуты матча. К тому же он уже не в той форме. Поэтому сборная России выстроила потрясающую оборону, и это — заслуга тренера. Вот как раз у нас — команда-звезда. Это как театр — не «актерский», а «режиссерский». У нас тренерская команда. Каждый на поле точно выполнял игровое задание. Каждый знал свой маневр. Это и есть тактика. Когда мы играли против Салаха, выдающегося футболиста сборной Египта и «Ливерпуля», мы сдержали его тактикой, уловками. Рядом был опытный Жирков, кто-то страховал — все было выстроено. Тренер сборной проявил себя как выдающийся тактик. Более того: Черчесов сумел внушить игрокам уверенность. Кудряшов, игрок «Рубина», как преобразился! А Кутепов, игрок московского «Спартака»? Потому что Черчесов в них верил. И вернувшийся в сборную Игнашевич, которому исполнилось 39 лет, сыграл очень дисциплинированно. И Фернандес был большой нашей удачей.

 

Не то чтобы совсем нашей, он все-таки воспитанник не российского футбола, а бразильского.

— Да — его натурализовали. Сегодня есть такая система, это принято во всем мире. Такой сегодня спорт. Почему бы этим не воспользоваться? У нас ведь спортсмены, в основном, как раз бегут в другие страны.

 

Наверное, это не очень патриотично?

— Футбол — это игра. Не надо на спорте выстраивать каких-то политических зданий. Не надо говорить, что, дескать, спорт объединит нацию… Забудьте вы уже об этом! Объединить нацию может только одно: достойная жизнь людей.

 

После Чемпионата Европы-2008 наших звезд тоже стали приглашать европейские клубы. Отъезд Аршавина и Погребняка, например, плохо сказался на «Зените». Не получится ли теперь, что из-за успеха в Чемпионате обеднеют российские клубы?

— Здесь футболист должен сам решить, надо ли ему ехать играть на Запад, чтобы совершенствоваться, поднимать свой уровень. Конечно, российский уровень футбола ниже, чем Англии, Испании, Германии, Италии или Франции. А совершенствоваться ты можешь только в команде высокого уровня. Вот вам пример: пришел Артем Дзюба в «Зенит», и когда он начал играть рядом с Халком, его КПД вырос на 50 процентов. Даже просто присутствие рядом такого партнера сыграло большую роль.

 

Это прекрасно, когда наши футболисты учатся у легионеров. Но если наши лучшие сами уедут, у кого будут учиться те, кто останется?

— Вы правильно ставите вопрос. Это проблема. Но Головину из ЦСКА или Зобнину из московского «Спартака», которым нет 25 лет, сегодня, может быть, и надо уезжать, пока у них есть перспектива (беседа с Геннадием Орловым состоялась до того, как стало известно о переходе полузащитника сборной России Александра Головина из ЦСКА в «Монако». — Прим. МГ). Вот бросились Павлюченко, Погребняк, Жирков в западные клубы, продержались какое-то время, но не зацепились — и звезд из них не получилось. А вот в «Уфе» был игрок Виктор Зинченко, они этого юношу привезли из донецкого «Шахтера». И он так заиграл, что его пригласили в «Манчестер Сити». Теперь играет за чемпиона Англии. Его туда с удовольствием приняли.

 

А сама «Уфа» осталась без такого игрока.

— ЦСКА, если продаст Головина, получит 30 миллионов евро. У клуба есть академия, есть подготовительные группы…

 

То есть благодаря Чемпионату мира клуб продаст Головина, получит 30 миллионов — и на эти деньги вырастит пару-тройку новых головиных?

 

— Конечно! Так и должно быть в футболе. Если клуб сам выращивает молодых и талантливых игроков, он становится самоокупаемым. Но здесь мы сталкиваемся с другой проблемой: детско-юношеский футбол. У нас очень много мальчишек, мечтающих играть. После Чемпионата их станет еще больше. Но надо ведь для них выстроить систему, создать естественные поля. Построить стадионы.

 

Вот как раз стадионы к Чемпионату-2018 построили. Но для юношеских команд они великоваты, на детском футболе точно не окупятся. Что с ними дальше будет?

— Все боялись, что эти стадионы не окупятся. Мол, в Саранске нет большой команды для такого стадиона. Когда «Мордовия» играла на старом стадионе, кто туда ходил? Город — 300 тысяч жителей. И футбол — вообще не их спорт, оттуда у нас — спортивная ходьба.

 

Была. Пока не погорела на допинге.

— К сожалению, да, там 32 нарушения нашли… Их «Мордовия» играет во второй лиге, в ФНЛ. И вдруг на новый стадион на ее первый же матч в новом сезоне ФНЛ вдруг пришло 26 тысяч болельщиков. «Зенит» был на пятом месте в чемпионате, а на новый стадион уже приходило более 40 тысяч зрителей. Такой вот феномен.

 

Чем вы его объясняете?

— Чемпионат мира потребовал наладить сервис уровня ФИФА. У них есть определенная планка: какой должен быть стадион, сколько туалетов, сколько буфетов, система выхода со стадиона, удобство и прочее. И вот этот комфорт внес и еще внесет свою лепту в посещаемость.

 

Вам понравилась «Санкт-Петербург Арена»? Много чего о ней говорили до чемпионата.

— Поначалу мне тоже там и холодно было, и лифт казался каким-то не таким. Но сейчас все работает замечательно. И люди хотят туда возвращаться. Потому что ходить на футбол — это становится модным семейным отдыхом. Там много всякого креатива, организованного клубом, там прекрасно придумана фан-зона — все это вызывает огромное уважение. И этот опыт надо распространять по всей стране.

 

В большей части городов, где проходил чемпионат, местные клубы играют в ФНЛ.  Вы считаете, их матчи будут собирать хотя бы половину новых стадионов?

— Ну, все-таки не в большей части. Нижний Новгород, Саранск, Калининград и Сочи — там действительно команды ФНЛ. Но чемпионат проходил в 11 городах. Самарские «Крылья», например, вышли в премьер-лигу…

 

Только-только вышли. Екатеринбургский «Урал» тоже там, но сидит где-то в хвосте таблицы.

— Да какая разница, на каком он месте? Я много раз бывал в США, комментировал матчи. Так вот там умеют зарабатывать деньги на том, как люди идут на стадион. В Петербурге это распознали, но дальше должны почувствовать и в других городах. Поход на стадион должен стать лучшим семейным отдыхом для местных жителей.

 

На футбольных успехах местных команд это как-то будет отражаться?

— Естественно, будет. Они тоже начнут подтягиваться. И потом, трибуны — это их бонус, они на этом зарабатывают деньги.

 

И благодаря этому Чемпионату у России есть шанс стать футбольной страной?

— Именно: шанс. Есть шанс за счет новых спортивных сооружений поднять в стране культуру футбола. Способных ребят у нас предостаточно, надо только дать им возможность развиваться. В этом плане очень много должен сделать Российский футбольный союз. И вот здесь мы спускаемся к юношеским спортшколам.

 

К сожалению.

— Да. У одной «Барселоны» — чуть ли не триста молодежных команд в Каталонии под патронажем. И клуб следит за молодыми игроками. А у нас в спортшколах тренеры футболистов получают по 8-12 тысяч рублей. В академиях побольше, но академий всего пять-шесть. Создайте хотя бы 11 академий — там, где построили эти новые стадионы.

 

Это ведь начинается не с академий, а со школьных команд. Именно так растила свою нынешнюю сборную Германия.

— А у нас тоже был «Кожаный мяч» — вы забыли? Кто нам запрещает его проводить?

 

Никто вроде не запрещает, но никто не проводит.

— А где эти учителя физкультуры? Где местные спорткомитеты?

 

Вот мне тоже интересно, где они.

— Это чисто политическое решение, которое должен принять Российский футбольный союз. Губернаторы с удовольствием поддержат, потому что им не придется денег на это давать, они просто придут и откроют турниры. Но нужны энтузиасты, которые этим займутся, которые будут это развивать.

 

Вообще-то хотелось бы видеть не энтузиастов, а профессионалов. Как вы считаете, чемпионат может повлиять на их появление?

— Еще мало времени прошло, надо посмотреть. Есть, в конце концов, Министерство спорта Для чего-то оно ведь организовано?

 

Ну, Министерство спорта у нас, как выяснилось, немножко для другого.

— Здесь еще одна проблема. Клубы должны стать частными. В Советском Союзе футболисты считались любителями, я и сам был таким. И мы получали какие-то маленькие посулы. Ну, квартиру можно было получить. Я так, играя за ленинградское «Динамо», получил однокомнатную квартиру в Купчино и был очень счастлив. Но Вот российский футбол стал профессиональным. Сегодня наши футболисты зарабатывают совершенно другие деньги. А клубы многие остаются бюджетными. То есть сидят на бюджете области или города. Как это — деньги учителей, врачей отдать футболистам? Поэтому сплошь и рядом клубы закрываются. Такого нет нигде в мире, везде клубы частные. У нас таких — «Локомотив», «Зенит»…

 

«Спартак»?

— Да, наверное. Еще ЦСКА и «Краснодар». Группа специалистов, которую возглавляет Валерий Газзаев и в которую вхожу и я, предлагают переходить полностью на частные клубы. Надо привлекать в футбол спонсоров, а для этого ввести какие-то налоговые льготы для предпринимателей. Тогда бизнес будет заинтересован в спорте. Посмотрите, какой футбольный бум начался в Китае, когда там приняли аналогичное решение.

 

Зачем смотреть на Китай? Давайте посмотрим на Ленинградскую область. На фоне чемпионата тут началось банкротство клуба «Тосно» — обладателя Кубка России. Один такой спонсор содержал его, пока не наигрался.

— Да, это нонсенс: клуб выиграл Кубок России — и обанкротился. Хорошая команда с хорошим тренером, а им полгода не платили зарплату. Ну, один владелец наигрался, зато другие сейчас создают новый клуб — «Ленинградец». «Тосно» — это плохой пример. Но есть другой пример — «Краснодар». А вот если бы тот же владелец «Тосно» имел какие-то льготы, скажем, по налогам, у него была бы совсем другая заинтересованность.

 

Пока вы сказали, что должно бы произойти в российском футболе после чемпионата. А что, по-вашему, произойдет на самом деле?

— Нам в футболе нужна революция. Должна поменяться вся система управления футболом. Почему не сделать это сейчас, на этих новых стадионах, на подъеме после чемпионата? Посмотрите на наш волейбол!

 

Да, пока все праздновали выход в одну восьмую финала на Мундиале, российские волейболисты тихонечко стали чемпионами мира.

— Наши волейболисты — лучшие в мире. Сейчас в Петербурге появился волейбольный «Зенит». А казанский «Зенит» — это лучший клуб в мире. Это результат хорошо поставленной работы волейбольной федерации. Теперь они пожинают плоды. А ведь тоже — командный вид спорта. Так заимствуйте их опыт в футболе! Я знаю людей, которые способны на такие реформы. Но если такая революция у нас не произойдет, то все останется по-прежнему.

 

Почему вы, говоря об игре нашей сборной, не упомянули Игоря Акинфеева? Разве не он стал главной звездой матча с Испанией?

— Вратарь — это всегда полкоманды. Игорь Акинфеев — отличный вратарь, который подтвердил и свой класс, и футбольные традиции нашей страны. У нас всегда были хорошие вратари. И сам Черчесов был вратарем. Да, герои Чемпионата — Акинфеев и Дзюба, который показал настоящий русский характер. Он сражался на равных с замечательными Пике и Рамосом, а один играет за «Реал», другой — за «Барселону». И Дзюба им не проигрывал. Это значит, что у нас есть талантливые ребята. Но это не значит, что мы довольны успехами российского футбола. Мы пока сделали только один маленький шаг. Это хорошо, что мы его сделали. Но теперь надо забыть о победе. Понимаете? В первую очередь, футболисты должны забыть об успехе. Им теперь надо доказать, что это не было стечением обстоятельств.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.