«Газпром»? Эти ребята не прогадают»

Президент Путин пообещал: если европейские партнеры из-за американских санкций не смогут инвестировать в строительство «Северного потока-2», Россия построит его сама. Европейские партнеры, занервничавшие от угроз США, немного успокоились. Кто оплатит еще один газопровод по дну Балтики, кому он выгоден, объясняет партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

28 сентября 2018 в 15:26 | Автор: | Категории: Интервью

Михаил Иванович, Россия действительно может самостоятельно, без партнеров, профинансировать строительство «Северного потока-2»?

 — До сих пор Россия именно этим и занималась. Поскольку «Северный поток-2», как и «Северный поток-1», — только относительно короткие морские участки большого коридора, ведущего с Ямальского полуострова. Это фактически довольно незначительная стоимость, в пределах €10 млрд за каждый из «потоков». Но для того чтобы подвести газ к началу этих маршрутов, «Газпрому» потребовалось профинансировать строительство нового газотранспортного коридора от Бованенковского месторождения на Ямале через Байдарацкую губу, Арктический залив, и дальше — через Ухту и на Торжок. Это новые трубы. Их можно было сделать покороче и использовать уже имеющуюся систему транспортировки газа, если бы на Ямале построили небольшой, километров на тридцать, отрезок, соединив его с газопроводной системой, которая начинается в Ямбурге, и отправив новый газ по старому маршруту.

Наверное, мощности существующих газопроводов просто недостаточно?

 — Старые газопроводы сейчас работают фактически вполсилы. Когда-то «Газпром» рассчитывал получать газ с месторождений-гигантов на севере Тюменской области: Уренгой, «Фестивальное», «Медвежье» и других знаменитых. Но там уже газ идет низконапорный, они приближаются к исчерпанию. И можно было бы присоединить к старой трубе новый газ — и отправить на Запад.

Почему «Газпром» так не поступил?

 — «Газпром», как всегда, выбрал самое дорогое решение. Еще в 2000 и 2002 годах на основании расчетов газпромовцев посмотрели, сколько будет стоить этот коридор. Тогда и деньги были другие, и затраты другие, но в «Газпроме» насчитали $44 млрд. Никаких иностранных инвесторов там не было. Фактически весь коридор до морского участка «Северного потока» самостоятельно построил «Газпром», сейчас он продолжает его модернизировать. И вот представьте: от Бованенково через Байдарацкую губу и дальше на Ухту идет 8 ниток труб. Это колоссальные затраты. Финансировались они из денег «Газпрома». А поскольку это у нас, как мы знаем, «национальное достояние», то это деньги, которые могли бы очень пригодиться российскому бюджету — и пенсионерам, и больницам, и учителям, и всем остальным. Вместо этого построен ненужный, на мой взгляд, коридор, ведущий к «потокам».

Но все-таки под словами «строительство «Северного потока-2» обычно подразумевают не этот коридор, а участок, идущий по дну Балтики к Германии.

 — Совершенно верно: этот небольшой участок. Но здесь есть небольшие хитрости. Первый «Северный поток» строился консорциумом, в котором «Газпрому» принадлежит 50%, вторая половина — у четырех вполне респектабельных западных компаний. В «Северном потоке-2» планировали создать такой же консорциум, но этому помешали протесты в Польше. И вместо консорциума выбрали несколько другую организационную форму. В финансировании участвует уже другой набор компаний, но тоже — иностранных.

Все-таки участвуют?

 — Да-да, они уже довольно много денег в это вложили. И для них это очень выгодно. «Газпром» заключает с ними соглашение, по которому они получают свою долю в тарифах на прокачку газа. И доля эта рассчитывается по максимальной производительности трубы.

То есть независимо от реального количества газа, которое пойдет по трубе, они получат по максимуму?

 — То есть для иностранных инвесторов это гарантированная прибыль ни за что на протяжении десятилетий. Потому что тарифы не зависят от физических объемов газа, который будет прокачиваться. Это страшно выгодный для них проект: будет газ в «Северном потоке», не будет газа, они деньги уже вложили — и дальше будут просто стричь купоны.

Но там же, как вы сказали, не только иностранные инвесторы, половина у самого «Газпрома». Ему тоже это страшно выгодно?

 — «Газпром» тоже получает деньги по тем же тарифам от «Газпром-экспорт» — от того, кто газ прокачивает. Но деньги эти идут на счета в Швейцарии. Потому что консорциум зарегистрирован в швейцарском кантоне Цуг. Проследить, как деньги возвращаются на счета «Газпрома» в России, невозможно. Поэтому определенные менеджеры «Газпрома», задействованные в этом процессе, конечно, выступают и за то, чтобы функционировал «Северный поток-1», и за то, чтобы был построен «Северный поток-2».

Как будет выглядеть эта схема, если действительно США наложат санкции на строительство «Северного потока-2» и западные инвесторы не смогут участвовать в проекте?

 — Иностранные инвесторы уже внесли довольно большую часть суммы, больше $6 млрд. Деньги потрачены на инженерные изыскания, на закупку труб, на строительство, и возвращать их иностранцам никто не собирается. Но дальше «Газпром» будет финансировать строительство так же, как было и со всем коридором: из собственных средств. Точнее — из средств российских налогоплательщиков.

Получается, что иностранцам даже выгодно, чтобы наступили санкции? Вкладывать больше ничего не придется, а свои деньги за прокачку они все равно получат?

 — Нет, они будут получать свои доли от тарифов — в зависимости от вложенных инвестиций.

То есть доля «Газпрома» увеличится? Это ему выгодно? Это и есть санкции, от которых «мы крепчаем»?

 — Это выгодно ребятам, которые будут получать деньги на счета в швейцарском кантоне Цуг. Крепчать будут только их структуры. А сам-то «Газпром» как «национальное достояние» будет слабеть, потому что он-то деньги тратит. Тратит на то, на что можно было бы не тратить.

Насколько вероятно, что санкции действительно распространятся на «Северный поток-2»?

 — На сегодня это очень маловероятно. Во-первых, потому, что Трамп, судя по всему, подтвердил, что никаких санкций сейчас против этого проекта вводить не будет. Верить или не верить — это уже другой вопрос. Во-вторых, да — «Северный поток-2» упоминается законе США о санкциях, но под давлением немецкого лобби туда включили формулировку о том, что Белый дом должен согласовывать эти санкции с европейскими партнерами. В данном случае — с Германией. И она дала понять Соединенным Штатам, что с санкциями не согласится. На прошлой неделе я был на экспертной встрече в Берлине, и там полдня немецкие эксперты и представители правительства ФРГ общались со вторым человеком в Департаменте энергетики США. Можно сказать — первый замминистра энергетики Соединенных Штатов. Обе стороны выдвигали аргументы, но друг друга не убедили. В конечном счете, немцы сказали, что не поддадутся, американцы выразили неудовольствие, и не о каких санкциях пока речи не идет.

Почему немцам так нужен второй «Северный поток»? Если исключить членов консорциума, которые получат гарантированный доход, то зачем Германии еще один газопровод из России?

 — В принципе он немцам, конечно, не нужен. Но им совершенно бесплатно вдруг дают еще один маршрут получения газа из России. И «Газпром» обещает, что по новой трубе он будет гнать газ на каких-то новых условиях, по новым контрактам. Конечно, немецкое промышленное лобби, немецкие фирмы в этом очень заинтересованы. Это им выгодно.

Не понимаю. Они же все равно не могут потреблять больше газа, чем им требуется. Зачем им его получать еще по одной трубе?

 — В таком случае Германия превращается в своего рода газовый хаб — в площадку, которая будет распределять российский газ дальше в европейские страны. Не исключаю, что и на Украину. И самое главное — Германия сможет поставлять газ еще и в Италию. То есть если «Газпром» закроет свою южную газотранспортную нитку, проходящую через Украину, то итальянцам придется покупать газ не напрямую на украинской границе, а через Германию. Итальянцы такой перспективой ужасно недовольны, они, конечно, выступают в числе противников «Северного потока-2», поскольку понимают, что им придется зависеть от Германии.

А России чем выгоден «Северный поток-2»?

 — На мой взгляд, единственной целью и «Северного потока», и «Южного потока», который потом превратился в «Турецкий», сразу было — обойти Украину, лишить  ее транзита.

Но теперь это невозможно: Европа выдвинула условие, не позволяющее оставить Украину совсем без транзита.

 — Да, фактически Россия пообещала, что часть газа по-прежнему пойдет через Украину. Но можно этот поток довольно сильно сократить. Президент Путин уже понял, что полностью лишить Украину не получится, поэтому еще 1 декабря 2014 года дал указание «Газпрому» проводить переговоры с «Нафтагазом» о новом транзитном соглашении. Пока этого соглашения нет, но в Москве все понимают, что без него не обойтись. Вопрос только в объемах. Если газа, идущего через Украину, останется мало, например — 15-20 кубометров в год, это создаст очень серьезные технические проблемы для украинской газотранспортной системы. Для поддержания нормальной работы техники ей нужно примерно 40-50 кубометров в год. Они не могут работать на низком давлении. И по этому пункту, об объемах, по всей видимости, и будут вести торг «Газпром» и «Нафтагаз». То есть для президента «Северный поток-2» — это форма наказания Украины, хоть и неполная.

Это из области нематериального. А выгода какая-то есть?

 — В России есть весьма заинтересованное в этом строительстве лобби. В первую очередь, это компании, которые строят газопроводы. И неслучайно был выбран самый дорогой маршрут. В сторону «Турецкого потока» тоже были проложены трубы, как потом выяснилось — абсолютно ненужные. Сейчас уже 510 километров этих труб из земли выкапывают. Подрядчики очень довольны: они сначала закапывали трубы, теперь их выкапывают. Их выгода очевидна.

Кто еще выигрывает от этих проектов?

 — Больше десяти лет назад российское руководство попросило владельцев четырех главных трубопрокатных заводов страны наладить производство труб для магистральных газопроводов, в том числе — большого диаметра, рассчитанных на высокое давление. Владельцы заводов совершенно законно спросили, кто будет их продукцию покупать, после того как они вложат миллиарды в создание производственных мощностей. Президент им пообещал: заказы будут.

И вот это заказы и есть?

 — Да, вот они — заказы. Вместо того чтобы использовать старые трубы, строят новый коридор от Ямала. И пошли проекты: «Северный поток», «Южный поток», «Турецкий»… Построен абсолютно никому не нужный газопровод «Сахалин — Хабаровск — Владивосток». Строится чудовищный по нерентабельности проект «Сила Сибири». Скоро будет прокладываться еще «Алтай» — тоже, конечно, не коммерческий для России проект.

Но они же не могут до бесконечности выдумывать новые и новые проекты?

 — Когда проекты кончатся, «Газпром», я думаю, начнет оперативную замену своих труб, которые вполне исправно могли бы работать по всей стране. Эти ребята не прогадают.

Может быть, представление о нерентабельности такой работы сиюминутное, а «Газпром» вкладывается в развитие на долгую перспективу? Может быть, пройдут годы — и все это много раз окупится?

 — Смотря как считать. На строительство коридора для «Северного потока-2» уже потрачено, как я сказал, $44 млрд как минимум. Это так называемые sunk costs — «утопленные издержки». Это деньги, которые никто никогда не вернет. И теперь уже считают только операционные издержки: сколько будет стоить прокачать газ до территории Германии. Вдруг выясняется, что издержки такие малые, что «Газпром» в выигрыше. А то, что он уже потратил деньги, уже никому не интересно. То же самое будет с «Силой Сибири». Когда готовили обоснование инвестиций в проект, выяснилось, что он не выйдет на окупаемость даже к 2050 году. Это чистые убытки.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Северный поток-2

Строительство газопровода «Северный поток-2» (Nord Stream-2) мощностью 55 млрд м3 (28% объема экспорта «Газпрома» в 2017 году) стартовало в мае 2018-го. Две нитки газопровода протяженностью 1224 км пройдут по дну Балтийского моря от Усть-Луги до германского Любмина, расположенного на берегу Грайфсвальдского залива. Стоимость строительства оценивается в €9,5 млрд. Строительство завершат до конца 2019 года.

Подробнее

Оператор проекта Nord Stream-2 AG. Единственный акционер этого общества — ПАО «Газпром». Оно берет на себя половину стоимости проекта, а другую половину — пять европейских энергетических компаний: германские Uniper и Wintershall, англо-голландская группа Royal Dutch Shell, французская Engie и австрийская OMV.

В Германию из России идут два газопровода: «Ямал-Европа» (32,9 млрд м3) и «Северный поток» (61,96 млрд м3).

МГ следит за трубой.

Читайте также:

Загрузка...
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.