Владимир Евтушенков скупает лес

Дефицит леса вынуждает российских лесопереработчиков создавать собственные сырьевые базы. Крупнейший в РФ ЛПХ Segezha Group Владимира Евтушенкова вложил 0,55 млрд рублей в лесозаготовительные предприятия в Карелии.

17 июля 2018 в 14:13 | Автор: | Категории: Экономика

Крупнейший российский лесопромышленный холдинг Segezha Group, подконтрольный «АФК Система» Владимира Евтушенкова (на фото в центре), выкупил 75% долей в Воломском и 51% в Ледмозерском леспромхозах в Карелии, стало известно МГ. Информацию в группе подтвердили, но рассказать подробности отказались, отметив лишь, что цель сделки — обеспечение сырьевой безопасности Сегежского ЦБК.

Алексей Калачев, эксперт-аналитик АО «ФИНАМ», оценивает стоимость сделки примерно в 0,55 млрд рублей. 

СПРАВКА

Общая площадь арендованного лесного фонда у Segezha Group — 6,4 млн га. В 2017 году выручка группы составила 43,7 млрд рублей. В Карелии компания производит 360 тыс. тонн бумаги, 1,5 млрд шт. бумажной упаковки, 800 тыс. м3 лесопильных материалов и т.д.

За период 2014–2017 годов Segezha Group инвестировала более 26 млрд рублей в свои российские проекты. До 2025 года группа планирует расширить и модернизировать производство, инвестировав еще более 40 млрд рублей.

 

Дефицит леса

По данным системы «Фокус Контур», ранее основным владельцем приобретенных активов был Юрий Буравцов — карельский предприниматель, которому принадлежит несколько производств, связанных с лесом. Он также не стал комментировать сделку.

На 2017 год расчетная лесосека Воломского ЛПХ составляла 139,2 тыс. м3, фактически заготовлено 85,2 тыс. м3. У Ледмозерского ЛЗХ (лесозаготовительное хозяйство) — 258,4 тыс. м3 и 192 тыс. м3 соответственно. Доля этих ЛПХ в общей расчетной лесосеке Карелии — 3,4%.

Расчетная лесосека Segezha Group в Карелии, по данным сайта компании, составляет 1,6 млн м3, что обеспечивает группу сырьем на 60%. Еще 40% сырья завозится из других регионов. Приобретение двух леспромхозов позволит нарастить самообеспеченность на 25%.

Ранее президент Segezha Group Михаил Шамолин отмечал, что производителям не хватает леса внутри Республики Карелия. «Много российского леса экспортируется в Финляндию и в другие страны. Задача — сделать так, чтобы 100% леса перерабатывалось на территории республики, а на экспорт отправлялась только переработанная продукция», — говорил он.

Общая сумма инвестиций в Сегежский ЦБК составляет 14,4 млрд рублей. Группа намерена и дальше развивать площадку в Сегеже и не исключает строительства в Карелии нового ЦБК. «Такие ЦБК будут востребованы и в России, и глобально. 70% продукции, которую производит «Сегежа групп», экспортируется, и достаточно успешно. Мы конкурируем с ведущими европейскими производителями», — заявил Михаил Шамолин.

Как говорит Вадим Сердюков, гендиректор лесозаготовительной компании «Интерсолар», расширение сырьевой базы для Segezha Group — это логичный шаг. «Древесина, заготовленная на собственных лесосеках, будет значительно дешевле, чем приобретенная на рынке, особенно в условиях дефицита. Кроме того, для крупных предприятий остро стоит вопрос сырьевой безопасности, учитывая рост экспорта сырья», — говорит он. По словам Сердюкова, для нормальной работы предприятий лесного комплекса и обеспечения их сырьем необходимо строить дороги, а также заниматься интенсивным лесовосстановлением, как в соседней Финляндии.

 

Заготовка падает

По данным Рослесхоза, в 2017 году лесозаготовка в России сократилась на 0,7% до 212,4 млн м3. Лесоперерабатывающие предприятия регулярно говорят о дефиците сырья. Однако речь идет не о недостатке лесов. «Существуют проблемы, связанные с отсутствием общей и лесной инфраструктуры. То есть заготовка и вывозка сырья невозможна из-за отсутствия железных или автомобильных дорог и мостов. Это характерно для наиболее лесных регионов страны — Архангельской и Иркутской областей, Красноярского края и других регионов России», — говорит Евгений Воскобоев, руководитель группы исследований ООО «Национальное лесное агентство развития и инвестиций». Например, в Архангельской области расчетная лесосека составляет около 24,4 млн м3, но осваивается она лишь на 50%: в некоторых лесничествах не ведутся рубки, так как нет дорог, по которым можно было бы вывезти сырье или продукцию.

«Освоение леса в Карелии не превышает 76%, — поясняет Алексей Калачев. — На дальних участках лесозаготовка не ведется, существующая лесная инфраструктура находится в неудовлетворительном состоянии. Из-за низкого охвата сетью автомобильных дорог в Карелии на 1 тыс. га лесной площади приходится лишь 2,27 км дорог, в то время как для оптимального лесопользования необходимо от 10 до 15 км».

Кроме того, лесодобывающие предприятия предпочитают гнать древесину на экспорт, чему способствовал скачок валютного курса в 2014 году.

В 2016 году из Северо-Западного ФО было экспортировано древесины и изделий на нее на $1,8 млрд, в 2017 году — на $2,1 млрд. Экспорт древесины из РФ в 2017 году составил $7,8 млрд против $6,5 млрд в 2016-м.

По мнению Алексея Бесчастнова, старшего консультанта Pöyry Management Consulting, в последние 1,5-2 года в России существенно вырос спрос на высокосортную древесину — хвойный пиловочник и березовый фанерный кряж. Рост продолжится, уверен он. «Основные драйверы — рост производственных мощностей, вызванный повышением привлекательности экспорта продукции ЛПК, а также сокращение доли доступного качественного леса. То есть леса с большим выходом высокосортной древесины на расстоянии 200-300 км до точек переработки», — поясняет Бесчастнов.

Крупные переработчики создают собственную сырьевую базу, чтобы сократить издержки и защититься от дефицита сырья. Например, ГК «УЛК» (Архангельская область) Владимира Буторина в прошлом году активно скупала лесопильные предприятия, добавив в свои активы Вельский и Соломбальский заводы в Архангельской области и Пестовский ЛПК в Новгородской области. Холдинг «Лесплитинвест» (Ленобласть), подконтрольный Александру Усову, экс-партнеру семьи бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, купил лесозаготовщика «Лемо–вуд» у шведского концерна Lemo Agency AG.

Некоторые переработчики используют свою сырьевую базу, расположенную за пределами РФ — в их числе финский UPM. Представитель концерна Наталия Малашенко поясняет: у компании в России не очень большой бизнес. UPM владеет примерно 715 тыс. га в Финляндии и США, а также 254 тыс. га плантаций в Уругвае. «Мы поставляем лес на наши заводы в объеме свыше 27 млн м3 в год из 14 стран мира», — отмечает она.

Владимир Буторин, владелец ГК «УЛК», предупреждает, что дефицит леса будет расти, и стоит ожидать банкротства предприятий, не имеющих собственной лесосеки.

 

Время крупных игроков

Эксперты отмечают, что политика государства в области лесопереработки и лесозаготовки приведет к тому, что на рынке останутся только крупные игроки. Государство продвигает механизм приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, что предполагает передачу участков леса в долгосрочную аренду при реализации инвестпроекта, поясняет Евгений Воскобоев. «Это приведет к разделу всех лесных ресурсов между крупными переработчиками и усилению монополизации отрасли. Но удобно для государства, так как предполагается, что основными операторами лесных ресурсов будут крупные лесоперерабатывающие компании, которых проще контролировать и обязать выполнять лесохозяйственные мероприятия», — отмечает он.

Ситуация может улучшиться, если произойдет массовый переход на интенсивную  модель лесопользования считает Алексей Бесчастнов. Ее суть, в отличие от действующей экстенсивной, не в расширении территорий лесозаготовки, а в повышении лесовосстановления. «Но чтобы она заработала в полную силу, нужна долгосрочная уверенность инвестора в том, что инвестиции в лес и в лесную инфраструктуру останутся под контролем. Пока общий инвестиционный климат и уровень непредсказуемости в «лесном» законодательном поле не вполне способствуют этому», — резюмирует он.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг