Фото: Ведомости

Тарифы для братьев Магомедовых

Портовые тарифы привязали к рублю. Стивидоры лишились дополнительной прибыли от скачков валютных курсов. Но выиграла группа «Сумма» братьев Магомедовых: афилированного с ними Новороссийского морского торгового порта это правило до 2025 года не коснется.

27 июля 2018 в 19:28 | Автор: , | Категории: Экономика

Фото: Ведомости

Госдума, наконец, приняла закон о переводе портовых тарифов на обработку грузов в рубли — такое распоряжение президент Владимир Путин дал Правительству РФ еще год назад, оно должно было быть исполнено к 1 января 2018 года. Но только сейчас Федеральной антимонопольной службе (ФАС) удалось преодолеть противодействие портовиков. Закон вступит в силу в течение 10 дней после его опубликования. Учитывая, что для этого документ предстоит утвердить Совету Федерации и подписать президенту, новое правило должно начать действовать уже в августе.

В 2015 году поручил ФАС разобраться с тарификацией в портах. Из-за резкого обвала рубля в конце 2014 года стоимость стивидорных услуг, привязанная к иностранной валюте, выросла на 40-60%. Порты заработали на этом, но остальные участники внешнеэкономической деятельности (ВЭД) несли убытки.

ФАС к июню 2016-го проанализировала работу портов и потребовала, чтобы Новороссийский морской торговый порт (НМТП, см. справку) и три компании группы Global Ports (подконтролен группе «Дело» Сергея Шишкарева) перевели портовые тарифы в рубли. ФАС также выдала им предписание, чтобы они перечислили в бюджет РФ 16,8 млрд рублей, полученные благодаря тому, что, пользуясь своим монопольным положением, компании сами устанавливают валютные тарифы на обработку грузов в портах. Однако Global Ports и НМТП оспорили это предписание и денег не заплатили.

Группа НМТП — крупнейший портовый холдинг РФ. Владеет терминалами в Новороссийске, Приморске и Балтийске (Калининградская область). Основной груз — нефть и нефтепродукты (78% от общего грузооборота).

Совладельцы НМТП:

50,1% акций — Novoport Holding (совместное предприятие «Транснефти» и группы «Сумма» братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых (на фото), арестованных 30 марта 2018 года и находящихся в СИЗО. Их обвиняют в мошенничестве, хищении в особо крупном размере и организации преступного сообщества).

10,5% акций — «Транснефть-сервис».

2,75% акций — группа «Сумма».

20% акций — Росимущество.

5,3% акций — в управлении РЖД.

 

ФАС обратилась за помощью к президенту Путину, и тот в августе 2017 года дал соответствующее поручение Правительству РФ, обозначив срок его исполнения — 1 января 2018 года. Путин также потребовал включить в новый механизм расчетов оговорки «для конкретных ситуаций и конкретных проектов». «Надо голову включить и посмотреть, чтобы не было убытков ни у кого», — пояснил президент.

Оговорки включили: в законе предусмотрена отсрочка для компаний, у которых на 1 января 2018 года имеются кредиты и займы в иностранной валюте на развитие инфраструктуры. Эти компании смогут устанавливать тарифы в иностранной валюте до 2025 года.

«Новость позитивна для публичных стивидоров, а именно НМТП и Global Ports, которые имеют значительную задолженность в иностранной валюте. Переходный период удобен для погашения долгов в соответствии с первоначальным графиком», — комментируют аналитики «Финама».

Участники рынка еще год назад заявили, что возврат к рублевым ставкам и регулированию тарифов остановят инвестиции в портовую отрасль. Ведь стивидорная деятельность зависит от валюты — основное оборудование закупается за рубежом, кредиты на развитие стивидоры берут в валюте.

МГ опросила участников рынка и выяснил, как они оценивают перевод портовых тарифов в национальную валюту.

 

Александр Головизнин, директор направления «Аналитика и логистика» ООО «Морское строительство и технологии»

Все говорят, что это будет плохо для стивидоров. Все считают, что мы обречены на то, что курс рубля будет падать, может быть, катастрофически, в разы. Мы неоднократно это видели на протяжении последних лет. Российские порты в своем большинстве работают с внешнеторговыми угрозами. Каботажных перевозок крайне мало. Основной заказчик работы — грузовладелец — защищен от всех валютных рисков. Основной объем перевалки — экспорт. Его выручка закреплена в валюте. А расходы у него в рублях: зарплаты, тарифы за электричество, железнодорожные тарифы. Остался один маленький валютный тарифчик — на перевалка в порту. Теперь он ликвидировали. Российские экспортеры как лоббисты оказались значительно сильнее, чем провайдеры услуг — порты.

Мы не верим в рубль, поэтому экспортеры хеджируются от дальнейшего падения рубля. С другой стороны, если вдруг динамика пойдет в другую сторону, валютная выручка экспортеров будет падать, а косты, в данном конкретном случае стоимость перевалки (Cost and Freight — стоимость и фрахт. — Прим. МГ) в пересчете на валюту будут расти. Но если конъюнктура изменится, они начнут кричать: «Вот раньше-то было в валюте! Тариф падал, когда выручка падала!»

 

Сергей Мельников, гендиректор логистической ГК «Альянс»

Нас изменения касаются мало. Моя компания работает с тремя портами: Морским рыбным, Балтийским судомеханическим заводом и заводом «Моргидрострой», занимающимися перевалкой грузов. Никто из них уже сто лет не выставляет тарифы в долларах. Мы также занимаемся экспедированием контейнеров из порта. У международных контейнерных линий есть сборы, которые пересчитываются из долларов и евро в рубли.

Мое мнение: в рублях или в долларах — особой разницы нет. Раньше, хотя платежи были в иностранной валюте, проводились перерасчеты в рубли. Допустим, ставка сбора контейнерной линии — $10. Сегодня доллар стоит 60 рублей, а завтра 61. Приходилось делать перерасчет. Клиентам будет удобнее, если цены зафиксируют.

Конечно, стивидорные компании чуть-чуть потеряют, но они находятся на территории РФ. Если им хочется зарабатывать в валюте, пусть едут за границу. Даже если собственник иностранец, пусть он свою прибыль пересчитывает в доллары. Я не вижу здесь проблемы, если у них расходы и себестоимость — в рублях.

 

Виктор Рябоконь, директор Национального объединения лоцманских организаций

Это необходимая мера. Установка перевести все в рубли шла от президента. Я вижу в этом один из элементов прозрачности работы всех организаций, задействованных в портовом комплексе. Частично это упреждение возможности вывода денег в офшоры, ведь намного проще, получая платежи в валюте, разместить выручку за рубежом. Наверное, есть другие способы вывода средств, но с точки зрения госуправления, конечно, понятнее собирать платежи в национальной валюте.

Однако есть нюанс: если мы собираем портовые платежи в рублях, то в случае резкого падения курса национальной валюты, регулятор должен вовремя внести корректирующие коэффициенты. Иначе получится как в 2014 году, когда рубль упал по отношению к доллару в два раза, и от этого выиграли иностранные компании. Если раньше за какую-то услугу иностранный судовладелец платил $1000 по курсу 32 рубля за доллар, то, когда доллар стал стоить 70 рублей, он платил уже $500 вместо тысячи.

Монополистом в части взимания портовых сборов является ФГУП «Росморпорт», на его долю приходится 90% сборов. В некоторых портах плату получают также лоцманские и буксирные организации. Однако портовые сборы составляют порядка 10% от общей стоимости судозахода. Все остальное — плата стивидорным компаниям за погрузочно-разгрузочные работы. Они до последнего момента работали в долларовом эквиваленте. При резких колебаниях рубля (а он у нас если укрепляется, то незначительно, а если падает, то серьезно) стивидоры и «Росморпорт» резко выигрывали. Сейчас они будут этого лишены. Президент сказал: решение о том, что такая-то компания может работать в инвалюте должен принимать регулятор.

Финансовый рынок очень живой. Если государство будет четко отслеживать его колебания, хозяйствующие субъекты не понесут таких потерь, как в 2014-м.

 

Николай Лаврентьев, гендиректор логистической компании «Комбифрахт»

Естественно, я оцениваю эту меру позитивно. Чтобы оплачивать портовые сборы в валюте, нужно ее покупать, а за конвертацию приходится платить. Новая процедура будет удобнее и дешевле. Никто не проиграет. Если инфляция стремится к нулю, зачем привязывать цены к условным единицам?

 

Алексей Авдеев, коммерческий директор ООО «Терминал святого Петра»

Как оператор морского терминала я должен выполнять законодательство РФ. Пресса любит писать о горячих фактах, не разобравшись в ситуации. Но в законопроекте сказано: при определенных обстоятельствах тарифы могут указываться и в других валютах. Позвоните через год, и я скажу вам, отразилось это на нас или нет.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг