Портовые зеки. ФСИН начала продавать труд заключенных

Федеральная служба исполнения наказаний начала торговать трудом заключенных на открытом рынке. Коммерсантам эта новация позволит сократить расходы на оплату труда более чем в четыре раза. Первым ее опробовал Архангельский морской торговый порт.


Стивидорная компания ОАО «Архангельский морской порт» (АМТП, принадлежит кипрской Santagar Holdings Limited) заключила контракт на поставку рабочей силы с ФКУ «Колония-поселение №3 ФСИН по Архангельской области» еще 1 марта 2018-го. По договору заключенные трудятся на контейнерном терминале «Экономия».

Порт платит колонии за один трудодень осужденного 810 рублей — эта цена включает все налоги, связанные с выплатой заработной платы. По сравнению со свободными работниками осужденный обходится терминалу почти в четыре раза дешевле.

Прежде ФСИН продавал труд заключенных исключительно родственным структурам — ФГУП «Главное промышленно-строительное управление ФСИН» или ФГУП «Управление строительства № 24 ФСИН». Но теперь, когда вновь переизбранный глава государства Владимир Путин объявил о необходимости совершить прорыв в экономике, можно предположить, что интерес к дешевым трудовым ресурсам будет расти. Вероятно, привлечение зеков — это одна из находок российских эффективных менеджеров, кумиром которых в современной России является Сталин.

 

Терминал «Экономия»

Искать радикальные способы повышения рентабельности топ-менеджмент стивидорной компании вынудили падение оборотов и растущая себестоимость. Согласно отчетности ОАО «АМПТ» за первое полугодие 2017 года (более свежих данных нет), грузооборот, основной объем которого составляет уголь, снизился на 42%.

За счет привлечения зеков руководство АМТП рассчитывает повысить прибыльность бизнеса, которая сокращается с 2015 года, когда «Норильский никель» (в прошлом основной акционер порта) решил направить большую часть грузопотока через свой терминал в Мурманске. За ненадобностью «Норникель» продал за 750 млн рублей 74% акций ОАО «АМПТ» инвестфонду совладельцев «Евраза» Александра Абрамова и Александра Фролова — Invest AG. А в январе 2018 года 96% акций порта получила зарегистрированная на Кипре компании Santagar Holdings Limited, предположительно, по словам участников рынка, связанная с Абрамовым.

Заключенным начисляют зарплату на уровне МРОТ, что в 4-5 раз ниже, чем у работников на свободном рынке. В Поморье, с учетом северных надбавок, МРОТ до 1 мая 2018 года составлял 16 131 рубль — примерно столько, согласно договору между портом и колонией, начисляется зекам. С 1 мая МРОТ в Архангельской области вырос до 18 931 рубля. Но вряд ли осужденные почувствуют на себе это улучшение.

То, что труд заключенных является, по сути, бесплатным, подтверждает и председатель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) при УФСИН Архангельской области Сергей Антуфьев. «МРОТ заключенные получают, только если бригада сделала план. А если загрузка неполная, они могут получать и меньше МРОТ. Работы на всех не хватает. Одну ставку обычно делят на троих-четверых. А если загрузка 0,3 ставки, то заключенный получит мало», — объясняет собеседник МГ.

 

Свободный рынок проигрывает

Привлечение заключенных грозит социальным взрывом в Архангельской области: 280 портовых рабочих рискуют потерять работу, не выдержав конкуренции с зэками. Об этом МГ сообщил председатель профкома Российского профсоюза докеров (РПД) в ОАО «АМТП» Дмитрий Каранский.

Осужденные выполняют не только подсобные работы. «В последнее время их стали привлекать к чистке вагонов из-под угля, а это наша, докеров, прямая обязанность. Сейчас они чистят вагоны, а завтра начнут цеплять и отцеплять грузы. Чтобы обучиться на стропальщика (одна из специальностей докера — Прим. МГ), достаточно трех недель и месяца стажировки. Если заключенные будут работать стропальщиками, начнутся сокращения среди докеров», — делится опасениями работник порта.

По словам Каранского, АМТП — не единственная «стивидорка», привлекающая дешевую рабочую силу. Но обычно это вольнонаемные граждане, не имеющие квалификации докера. При этом порт — одно из немногих мест в Архангельске, где можно заработать.

«Другой работы в городе нет. На тех заводах, которые еще не позакрывали, зарплата 25 тыс. рублей в месяц, а докеры получают до 50 тысяч «грязными» (до вычета НДФЛ — Прим. МГ). На руки выдают около 40 тысяч, включая «северные» и при условии огромных переработок. Скоро из-за сокращения премий заработки упадут на 7-8 тыс. рублей. Мы, портовики, всегда чувствовали себя повольготнее и уверенно смотрели в будущее. А сейчас непонятно, куда смотреть», — говорит собеседник МГ.

 

«Это какой-то бред»

Стремясь защитить рабочие места, докеры через депутата Госдумы Сергея Вострецова обратились в Минтранс и к губернатору Архангельской области Игорю Орлову. «Губернатор нам не ответил, а Минтранс 17 мая прислал письмо, в котором заявил, что привлечение осужденных к работе «в принципе невозможно». Нам рекомендовали «самостоятельно выстраивать отношения с АМТП на основе принципов добросовестности и сотрудничества», — говорит Дмитрий Каранский.

МГ задал вопрос Игорю Орлову в кулуарах Петербургского международного экономического форума. Губернатор выразил уверенность, что информация об использовании труда заключенных в Архангельском порту является ложной. «Честно говоря, это какой-то бред. Рядом с портом находится колония, которая используется как больница, больше там нет ничего, что создавало бы предпосылки для подобной деятельности. И, в конце концов, есть законодательство РФ», — сказал глава региона.

При этом на официальном сайте госзакупок красуется договор между федеральным казенным учреждением «Колония-поселение №3» и ОАО «АМТП».

 

Все законно, но не совсем

С правовой точки зрения, использование труда осужденных возможно, отмечает Анна Прокофьева, адвокат юридической компании «Экспертный Консалтинг». На этот счет, по ее словам, есть даже распоряжение ФСИН РФ от 31.10.2009 N313-р, которое дает методические рекомендации по подготовке договоров по предоставлению рабочей силы осужденных сторонним организациям. Согласно этим рекомендациям, в договоре должна быть указана заработная плата заключенных. Однако такой детальной информации в договоре, подписанном гендиректором АТМП Владимиром Серебренниковым и начальником колонии-поселения Иваном Футчиком, не содержится.

Более того, в рекомендациях ФСИН сказано, что оплачивать работу «спецконтингента» нужно на тех же условиях, что и обычных сотрудников с аналогичными обязанностями.

Еще один нюанс: порт – это пограничная зона и объект транспортной безопасности. Ни иностранцы, ни заключенные там находиться не должны. «Руководство порта считает «террористом» председателя профкома Дмитрия Каранского, не пропуская его на территорию предприятия. Зато осужденные работают в режимной зоне без конвоя», — возмущается председатель Российского профсоюза докеров Василий Козаренко.

 

Традиции и современность

Заключенный в колонии-поселении не может отказаться от работы, согласно части 1 статьи 103 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, иначе ему могут изменить меру пресечения с ограничения на лишение свободы. «Он может быть хоть профессором, но его используют на уборке вагонов. На осужденных распространяются права, записанные в Трудовом кодексе, но проконтролировать их исполнение в местах заключения невозможно», — говорит Леонид Агафонов, бывший зампред ОНК при УФСИН по Санкт-Петербургу.

Таким образом, руководство Архангельского морского торгового порта, кажется, нашло безотказную бизнес-модель, сочетающую сталинские традиции «эффективного менеджмента» с преимуществами кипрских офшоров.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Экспертный Консалтинг