Фото: Администрация Санкт-Петербурга

Исторический максимум импортозамещения

Правительство РФ усиливает борьбу с импортом в российской промышленности, но иностранные поставщики не сдаются: ввоз сырья, комплектующих, машин и оборудования в страну растет все быстрее, нисколько не уступая в темпах роста местному производству.

8 ноября 2018 в 18:54 | Автор: | Категории: Бизнес

Фото: Администрация Санкт-Петербурга

Минпромторг хочет обязать обосновавшиеся в России автозаводы окрашивать выпускаемые изделия только российской краской. Хотя лакокрасочную продукцию, соответствующую требованиям автоконцернов, в РФ никто не производит. Пять лет правительство бьется за импортозамещение, ограничивая госзакупки иностранной продукции и заставляя промышленников «собственными руками» изготавливать импортные аналоги. Но в большинстве случаев российские заводы и фабрики зависят от иностранного оборудования, комплектующих и сырья, отечественных аналогов которого не существуют в природе, а если они и существуют, то безнадежно уступают иностранным в качестве.

Таможенная статистика ярко подтверждает провал политики импортозамещения: за январь-сентябрь 2018-го по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ввоз электрического оборудования увеличился на 16,7%, инструментов и аппаратов оптических — на 9,5%, легковых астомобилей — 15,8%, каучука, резины и изделий из них — на 6,9%, пластмасс и изделий из них — на 3,5%, пальмового масла — на 15,6%.

Отечественные производители, наращивающие выпуск продукции за январь-август на 3,1%, таким темпам прироста могут только позавидовать.

Господдержка местных производителей бессистемна и непоследовательна — считают представители нескольких отраслей производства, опрошенные МГ.

Вячеслав Канатов, генеральный директор ООО «Мется Свирь».

В советское время отрасль лесозаготовок и деревообработки не входила в число приоритетных. Ее развитие финансировалось по остаточному принципу. В 50-90-е годы оборудование принципиально не преобразилось. За это время на Западе лесозаготовительная техника превратилась в «космические корабли». Мы до сих пор пожинаем плоды этого отставания.

Существует российское оборудование для небольшого производства, например, фрезерно-брусочные линии для тонкомера (лесопильный станок — прим. МГ). Тут есть новости и подвижки. Хороший пример кооперации в области программного обеспечения — сотрудничество фирмы «Вектор» из Архангельска с финскими компаниями. Они берут импортное «железо» известных производителей, пишут собственные программы, вписывают их в западные технологии. Но оборудование для крупного высокопроизводительного производства закупается на Западе.

С точки зрения защиты рынка от импорта, необходимо заимствовать технологии, локализовать сборку. Например, линии подачи бревен, основания конвейеров, сварные конструкции для лесопильных заводов качественно делаются в Эстонии, на бывших советских предприятиях. Металлоконструкции хорошего качества, оборудование для высококачественной сварки, квалифицированная рабочая сила присутствуют и в России. Чтобы локализовать производство здесь, не хватает финансирования, организации, государственной поддержки – в общем, нормальных условий для бизнеса.

Юрий Матвиенко, генеральный директор ООО «Медрелис».

В медицине — критическая зависимость от импортных закупок медтехники. При любом росте цен они составляют, по разным оценкам, от 40% до 90%. Столько же – 40-90% составляет доля импортных комплектующих для медизделий. При этом формально в России реализуется концепция импортозамещения.

Однако уже очевидно, что в медицинской промышленности пошли по пути крупноузловой сборки. Сборка медизделий из зарубежных комплектующих дает быстрый рост их «производства» в России. Поставленная президентом цель — увеличить производство 3.5 раза, будет достигнута. Но можно ли назвать сборку медизделий в России из импортных комплектующих, на импортных станках с использованием импортных инструментов, импортозамещением? Я так не думаю.

«Отечественных комплектующих» просто нет. Разрушены советские производственные цепочки, и нет ресурсов, чтобы создать новые, от руды и нефти до компьютерного томографа. Важный фактор отставания — отсутствие коммерческой целесообразности. При любых условиях у китайцев купить дешевле.

Даже если все ресурсы «Ростеха» направить на производство компьютерных плат, мы не сможем переиграть Китай по цене. При этом в Китае производитель может купить как микропартию, так и гигантский объем товара, а в России производители комплектующих, если и могут что-то производить, то только большими партиями. Нет гибкости, все слишком централизовано.

Пора признаться, что в производстве медизделий мы находимся в точке «около нуля». Если мы хотим всерьез восстанавливать производственные цепочки, нужно создать условия для появления сотен и тысяч микро- и малых предприятий. Пусть в гаражах собирают свои изделия. Так начинали Китай, США, Израиль. Правительство должно оставить такие предприятия в покое на долгие годы, не проверять, не кошмарить, предоставлять максимум льгот. При этом я не считаю правильным давать бюджетные деньги — разворуют.

Где мы реально можем конкурировать с Западом, так это в сфере программного обеспечения. Современное медизделие — это железо, которое за копейки производят в Китае, и ПО, которое обрабатывает и интерпретирует данные. Оно приобретает все большее значение в современной медтехнике. Вот инновации и хайтек, которые мы можем себе позволить.

 

Дмитрий Борисов, коммерческий директор фармацевтической компании «Полисан».

Без иностранного оборудования фармацевтическое производство невозможно в принципе. Его доля сегодня составляет 95%. Субстанции на 80-85% — тоже импортные. Появление и расширение предприятий вроде «Активного компонента» меняет ситуацию в положительную сторону, но не значительно. Ситуация с препаратами — лучше. Благодаря программе Минпромторга «Фарма 2020» количество отечественных препаратов в структуре готовых лекарственных средств впервые достигло 30% в денежном выражении. Это исторический максимум и основной маркер эффективности программы, в рамках которой были выделены средства на локализацию производства стратегически важных препаратов, НИОКР, трансферт технологий, создание экономических зон с преференциями для производителей. Такие зоны открыты в Москве, Московской области, Курске, под Санкт-Петербургом и в других регионах. В них построены предприятия, как российские, так и западные. Сейчас разрабатывается программа «Фарма 2030», продолжающая начатое.

А вот в сфере оборудования наметился регресс. Внедрение глубинной маркировки, (которая, по сути, не нужна) заставляет отрасль дооснащать линии импортным оборудованием. Все чернила и лазеры для маркировки с криптохвостом — импортные. Маркировка наносится исключительно на импортный мелованный картон, который гораздо дороже. Нас толкают на то, чтобы отказаться от картонных пачек, закупаемых у российских поставщиков. Хотят, чтобы мы аллохол (желчегонный препарат — прим. МГ) за 5 рублей мы запихнули в пачку за 10 рублей.

Юрий Саркисян, генеральный директор и владелец компании «Севзапмебель».

Российских станков для мебельной промышленности практически нет. Лаки, отделочные материалы, пленки, имитирующие дерево, фурнитура, ткани — преимущественно импортные. Необходимо вкладывать средства в химическую, бумажную, металлическую, швейную промышленность. Нужна программа, ведущую роль в создании которой сыграли бы отраслевые ассоциации. Они должны дать правительству статистику о том, в какой отрасли, сколько, чего и на какую сумму в год закупается, а правительство — принять решение, какую отрасль, и в какой очередности, развивать. Не знаю, есть ли сейчас такая программа. Сегодня у Минэкономразвития и Минпромторга в приоритете — нефтянка, трубы, но не мебельная промышленность.

Лет пятнадцать назад я предложил военно-промышленному комплексу: «Вы покупаете фурнитуру за рубежом на $500 млн. Почему бы вам не начать ее производить?». Один из руководителей ВПК спросил: «А вы гарантируете, что я смогу продать эту фурнитуру?». Он привык сидеть на госзаказе, не думая о том, кому и как продавать.

Завоевывать рынок нужно с помощью правительства. Если государство не будет вводить заградительные пошлины, хотя бы на три года, мы не сможем конкурировать с китайским рабочим, получающим зарплату $200. Конечно, потребитель может сказать: «Зачем вы ограничиваете мое право покупать за границей?». Конечно, должна быть конкуренция. Но невозможно просто сказать производителю: «Иди и делай».

Вместо этого закупают дорогостоящую импортную мебель для элитных помещений. Сколько ее закупили, когда проводили Олимпиаду! Но сейчас нет денег ни у населения, ни у государства. Кто сказал, что мы обязаны всюду иметь дворцовую мебель? Даже если российская промышленность что-то сделать пока не может, государство должно помогать собственному бизнесу.

Артем Манюхин, руководитель службы по предоставлению информации ПАО «АвтоВАЗ».

Сегодня локализация модельного ряда LADA составляет 86%. В планах «АвтоВАЗа» — сохранять этот уровень.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.