Президенты молчат о главном

Владимир Путин встретился с Ильхамом Алиевым второй раз за месяц. Важных заявлений президенты не сделали — но это не значит, что им нечего было обсудить за кадром. В нынешних условиях важнее не то, что сказано, а то, о чем демонстративно не говорят.

28 сентября 2018 в 14:33 | Автор: | Категории: Власть

Владимир Путин (на фото справа) встретился с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в Баку. Встреча получилась краткой, но насыщенной — президенты приняли участие в открытии российско-азербайджанского межрегионального форума и даже вместе сходили на чемпионат мира по дзюдо. Вот Александр Лукашенко, например, когда приезжал к Путину в Сочи, не пошел с ним смотреть на самбистов, из чего наблюдатели тут же сделали выводы. А здесь, видимо, все было гладко.

Правда, знаковых заявлений лидеры не сделали. Говорили про ценность партнерства, важные импульсы, развитие туризма, инвестиции в сельское хозяйство. Путин, правда, высоко оценил преподавание русского языка в Азербайджане и выразил надежду на активное участие российских компаний в перспективных проектах, в том числе освоению новых нефтегазовых месторождений на Каспии с участием «Роснефти».

Важнее всего был, очевидно, сам факт визита и публичное подтверждение максимально дружественных отношений в текущий момент. Самое главное президенты, очевидно, обсуждали во время беседы тет-а-тет и не сочли нужным выносить это на публику. За внешней «сахарностью» скрывается довольно непростая ситуация, сложившаяся в Закавказье в последние месяцы.

 

Счет 4:3

Вообще, вся политика России, да и других стран, в Южном Закавказье завязывается рано или поздно на конфликт Азербайджана и Армении. После этнических столкновений при распаде СССР и войны за Нагорный Карабах в 1990-х оба государства с тех пор принципиально не воспринимают друг друга как партнеров даже в мелочах. Поэтому все, кто имеет с ними дело, должны балансировать, понимая, что слишком явное предпочтение одному автоматически начнет отталкивать другого.

Начиная с мая, когда Никол Пашинян в результате массовых протестов стал премьер-министром Армении, Владимир Путин встретился с ним трижды — но и с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым столько же раз, так что сейчас Алиев, получается, вырывается вперед по этому показателю. Зато с Пашиняном все встречи были двусторонними, а с Алиевым один раз российский президент увиделся в рамках Каспийского саммита.

Однако с Алиевым Путин встречался всего меньше месяца назад в Сочи, а теперь прилетел в Баку. Частота контактов чрезвычайно воодушевляет азербайджанских экспертов — в первую очередь с точки зрения уязвления армянских оппонентов.

 

Меркель бродит по Кавказу

У лидеров России и Азербайджана немало тем для обсуждения, например, транспортный коридор «Север-Юг» от Балтики до Индии, но в текущий момент газовый вопрос — наверняка первое, что их волнует. Перед их встречами, в конце августа, визит на Южный Кавказ нанесла канцлер Германии Ангела Меркель, посетившая не только Грузию, но и Армению, где пообещала упрощение визового режима, и Азербайджан, где поддержала увеличение поставок газа.

Евросоюз ищет в регионе альтернативный российскому газ. В июне президенты Азербайджана и Турции Ильхам Алиев и Реджеп Эрдоган торжественно открыли Трансанатолийский газопровод, по которому газ будет поставляться в Турцию. В дальнейшем его продолжением в Европу станет Трансадриатический трубопровод, а в другую сторону, в Туркменистан, планируется прокладка Транскаспийского трубопровода. С ним могут быть проблемы — как раз на Каспийском саммите в августе пять прикаспийских стран подписали конвенцию о его правовом статусе.

Владимир Путин словами о совместных проектах на Каспии довольно прозрачно напоминает о российском присутствии в регионе. В конечном итоге эти намеки могут привести к тому, что Россия начнет препятствовать прокладке «трубы» из Туркменистана аналогично тому, как ей самой препятствуют с прокладкой «Северного потока-2» в Германию.

 

Старые раны

Большое влияние на поведение лидеров, естественно, оказывает проблема Нагорного Карабаха. Роль России в этом противостоянии можно назвать миротворческой, но не в смысле попыток примирения — примирить стороны очевидно не получается — а в смысле слежения за тем, чтобы конфликт не перешел опять в военную фазу.

Россия поставляет вооружение и в Азербайджан, и в Армению. Более платежеспособный Азербайджан с 2005 года закупил оружия уже на $5 млрд, и эта цифра будет расти, заверил Ильхам Алиев после встречи с Путиным в Сочи 1 сентября. Армения получает военную продукцию в более скромных масштабах и в кредит — линия на $200 млн открыта в 2015 году, следом, в октябре 2017 года, вторая, на $100 млн. Идут переговоры о предоставлении еще одного кредита. И Баку, и Ереван получают одни и те же «Солнцепеки», «Смерчи» и «Иглы» В целом ассортимент у Азербайджана, конечно, шире, но в Армении есть российская военная база — в отличие от Азербайджана.

 

НАТО или ОДКБ

Никол Пашинян, став премьером, начал усиливать контакты с НАТО — Армения в августе приняла участие в совместных учениях в Грузии, а сам Пашинян даже посетил в июле саммит НАТО. Правда, в учениях участвовало всего четверо армянских военнослужащих, и в сентябрьских учениях Армения участвовать не стала, однако даже такое поведение вызывает подозрения не только в Баку, но и в Москве. Армянский премьер стал делать двусмысленные высказывания о том, что в НАТО Армения пока не стремится, но и партнерам по Организации Договора о коллективной безопасности (в ОДКБ входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия и Таджикистан) надо бы быть эффективней.

В тревожные факторы нужно записать и уголовное дело в отношении генсека ОДКБ Юрия Хачатурова — за участие в подавлении оппозиционных демонстраций в Ереване в 2008 году еще в бытность командующим гарнизоном.

Азербайджан не входит ни в один военный блок, является членом Движения неприсоединения, и не мог не заметить подозрительного поведения соседа. Когда в августе ОДКБ объявил о согласовании документов, вводящих статусы наблюдателя и партнера при организации, эксперты немедленно заговорили о том, что именно Азербайджан-то наверняка и станет таким партнером.

Главная проблема — в ОДКБ уже состоит Армения; Ереван сразу заранее пообещал, что на такое решение будет накладывать вето. Да и в целом трудно представить себе военный союз, члены которого находятся в состоянии замороженного военного конфликта между собой. Хотя, конечно, уголовное преследование одной из стран-членов организации генсека этой самой организации тоже трудно было представить. И бакинские СМИ с удовольствием обсуждали, не предложил ли втайне Путин Алиеву место в ОДКБ — возможно, даже вместо Армении, а не вместе с ней — почему-то с бонусом в виде возвращения Карабаха.

Все это скорее выглядит некой радиоигрой. НАТО не выказывает ни малейшего желания влезать в карабахский конфликт, ОДКБ — тоже. Но и в Баку, и в Ереване любые намеки и полунамеки немедленно толкуют так, чтобы по максимуму напугать оппонента и, если получится, Россию и Евросоюз. Пугать можно еще и угрозой переворота — все помнят, что Никола Пашиняна привели к власти митинги, а Азербайджан считается в Европе авторитарной страной, где ущемляются права человека (о чем, кстати, Ангеле Меркель настойчиво напоминали в связи с турне).

Максимально многовекторная политика сводится, как всегда, к набиранию козырей для торга и взаимного шантажа — войной ли, трубопроводами, «цветными революциями», поставками оружия или вступлением в военные альянсы. За лето игроки, кажется, уже набрали полные «руки» карт и теперь могут начинать торговлю.

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Загрузка...
Таможенный брокер Гестион. Полный комплекс таможенных услуг, таможенное оформление, разрешение таможенных споров, консалтинг для участников ВЭД, перевозки грузов.