Фото: barnaul.org

Партиям открыли окно

Единый день голосования показал, что монолит власти по-прежнему нерушим, но от него можно отломить небольшой кусочек. Перед оппозиционными партиями внезапно открылось окно возможностей, воспользуются ли они им, будет зависеть только от их смелости.

10 сентября 2018 в 16:33 | Категория: Власть

Фото: barnaul.org

Российская политическая система прошла проверку на устойчивость в условиях, более-менее приближенных к реальным. Первого единого дня голосования после объявления о повышении пенсионного возраста ждали с опасением одни и с надеждой — другие. Сама по себе ситуация оказалась для власти нестандартной; как выяснилось, в стране все-таки существуют вещи, которые на самом деле, а не виртуально, способны возмутить население. И даже придворная оппозиция, к которой все привыкли относиться как к театральной массовке, вдруг оказалась на своей «красной линии», перейти которую для них означало бы объявить о том, что даже изображать массовку они уже не в состоянии.

Зажмурившись, партии парламентского меньшинства перешагнули психологический барьер и не согласились поддержать пенсионную реформу, на которую россиян уговаривал сам Владимир Путин. Президент, конечно, немного облегчил им задачу — извинительный тон его телеобращения означал, что он и сам понимает, что поступает не очень хорошо. Не с экономической точки зрения, а с политической. На таком фоне выступление против повышения пенсионного возраста можно при небольших усилиях повернуть даже как поддержку президента.

Подавляющее большинство прошедших 9 сентября выборов окончились так, как должны были — победой кандидатов от партии власти с серьезным перевесом. Наиболее ярким примером жизнеспособности политического механизма, к которому россияне привыкли за последние 15 лет, стала, наверное, Московская область, где Андрей Воробьев получил свыше 60% невзирая на глобальные «мусорные» скандалы, сотрясавшие регион последний год.

В большинстве регионов — Москве, Самарской, Ивановской, Псковской, Кемеровской областях, Красноярском крае и других — кандидаты власти победили довольно спокойно. Но в четырех регионах — Хабаровском и Приморском краях, в Хакасии и самое неожиданное, во Владимирской области — будет второй тур. В Приморье и Хакасии конкуренцию единороссам составят коммунисты, в Хабаровском крае и Владимирской области — «жириновцы». Более того, в Хабаровском крае и Хакасии единороссы-губернаторы не заняли первых мест в первом туре: Вячеслав Шпорт с 35,62% уступил влиятельному местному бизнесмену и политику от ЛДПР Сергею Фургалу, набравшему 35,81%, а Виктор Зимин с 32,42% — и вовсе главе рескома КПРФ Валентину Коновалову (44,81%).

 

Сенсационный результат

Вторых туров Россия не видела лет десять, а такого, чтобы действующий глава региона уступал по большому счету непонятно кому — с начала нулевых. Стоит также заметить результат справоросса Александра Буркова в Омской области (формально он шел как самовыдвиженец) — более 80%, при том, что для единороссов в других регионах стандартным результатом было около 60%.

В трех регионах КПРФ сумела обойти «Единую Россию» на выборах в региональные парламенты: это Ульяновская и Иркутская области, и та же Хакасия. С достаточно неплохим перевесом, набрав 30-40% голосов. Это при том, что в Приангарье в ходе кампании весьма жестко «мочили» губернатора Сергея Левченко, также коммуниста. Довольно много успехов и на более низком уровне — так, при том, что в Самарской области на губернаторских выборах победил Дмитрий Азаров, на выборах гордум Сызрани и Тольятти побеждают коммунисты.

Да, во вторых турах вероятнее всего победят все же единороссы. Но по меркам сегодняшних реалий результат уже сенсационный. И самое главное, есть возможность его конвертации в изменение системы. Попытки такой конвертации.

Осторожную риторику диктует опыт политической практики путинской эпохи, согласно которой редкие успехи оппозиции на выборах никогда не приводили к системному успеху. Восточные регионы России, в общем, регулярно отмечались хулиганским голосованием. Но мэров-оппозиционеров благополучно придушивали, лишая полномочий и/или вынуждая перейти в «Единую Россию», а в некоторых случаях (ярославский мэр Евгений Урлашов) организуя тюремный срок.

 

«Крымский консенсус»

С этой точки зрения ничего страшного для Кремля не произошло. Представители КПРФ и ЛДПР либо сдадутся во втором туре, либо сменят ориентацию, а в парламентах единороссы блокируются с жириновцами и оставят компартию в меньшинстве. Так было раньше, такова практика. Но вопрос в том, что никто не знает, когда практики начинают меняться. Вчерашнее меньшинство, получив власть, может испугаться и все отдать в обмен на формальные блага — а может, поверив в перемены, и не испугаться.

Загнав все партии в рамки «крымского консенсуса», Кремль успешно превратил их в послушные подразделения своей администрации. Но это, судя по всему, работает только в стабильных условиях. А при малейших признаках нестабильности политический механизм дает сбой, и политики начинают использовать «крымский консенсус» как щит, получая железное алиби на случай обвинений в нелояльности. «Вы ведь «за Крым»? Значит, голосуйте по предписанию и в других вопросах», — говорили им раньше. Теперь они сами могут сказать: «Мы ведь «за Крым»? Значит, можем быть вольны в других вопросах».

Политики обнаружили, что монолит власти по-прежнему нерушим, но от него, оказывается, можно отколупать маленький кусочек. Что происходит, когда все начинают отколупывать по камешку, можно понять, взглянув на античные развалины.

Будьте в курсе главных новостей петербургского бизнеса — подписывайтесь на наш канал в Telegram

Заметили ошибку в тексте? Пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

Читайте также:

Новости Lentainform
Загрузка...